Луна в иллюминаторе

 

7 ноября шесть человек закрыли за собой люк, покинув коллег и семьи, – начался 17-дневный полет. За это время космический корабль должен добраться до Луны, провести какой-то срок на ее орбите и вернуться на Землю. Эксперимент открывает серию аналогичных «полетов».

Договоренность между Роскосмосом и NASA о создании станции на лунной орбите сулит много перспектив. Но это наверняка будет не МКС-2 – и круг задач другой, и сроки пребывания экипажей. Долговременная деятельность человека в космосе становится нормой. Значит, и условия на станции должны быть такими, чтобы продуктивно работать, а не выяснять, сколько здоровья потеряют исследователи.

Космодром «Полежаевская»

Помимо решения чисто технических задач строительства модулей станции, их выведения на земную орбиту и транспортировки на лунную, необходимо спрогнозировать опасности, с которыми столкнутся экипажи, и по максимуму разобраться в проблемах. На значительную часть вопросов можно найти ответы на Земле. Их ищут в Институте медико-биологических проблем. Нынешний эксперимент имеет статус международного и называется SIRIUS (Scientific International Research in Unique Terrestrial Station).

Угроза радиационного поражения в «заорбитальном» космосе очевидна, для ее отражения разрабатываются технические средства защиты, но есть и другие риски. Скажем, десятилетиями совершенствовавшаяся система комплектования экипажей может оказаться непригодной для нового этапа. Одно дело – краткосрочные посещения орбитальной станции и совсем другое – длительные командировки на орбитальные, инопланетные объекты, работать на которых будет одновременно куда больше людей, нежели ныне на МКС. Соответственно и критерии отбора должны стать другими. Какими? Как раз сейчас и выясняется. Далее – при долговременных космических экспедициях нештатные ситуации неизбежны, решать их придется ограниченному числу специалистов и, весьма вероятно, с максимальным напряжением сил. На какие резервы человеческого организма могут рассчитывать создатели межпланетных кораблей и дальних станций? Как влияет на психику долгое пребывание в ограниченном пространстве с людьми, от которых не спрячешься? Конфликты неизбежны, и нужны методики, позволяющие найти такую форму сосуществования членов экипажа, которая позволит сохранять работоспособность коллектива на долгое время. Даже такой, казалось бы, изученный вопрос, как питание на борту, при переходе на расчет потребления воды и пищи для больших и длительно работающих экипажей тоже требует дополнительных исследований.

Для решения всех перечисленных да и многих других задач в ИМБП существует НЭК – наземный экспериментальный комплекс, в котором моделируются условия жизни как в космическом корабле, так и на орбитальной станции. Он расположен на территории ИМБП на Полежаевской и рассчитан на экипажи от трех до десяти человек.

В нынешнем международном проекте два главных соисполнителя – ГНЦ ИМБП РАН и HRP (Human Research Program) NASA, американская программа увязана с концепцией развития российских пилотируемых космических средств. Исследования в этом направлении ведутся давно, и эксперименты SIRIUS во многом продолжают начатое в изоляционных проектах «Марс-500» и «Луна-2015».

НЭК – уникальное сооружение. Как рассказал представитель NASA Вильям Полоски, ведающий программой HRP, в США ничего подобного нет. Нечто похожее есть в Хьюстоне, но тамошний комплекс может принять экипаж на срок не более 60 суток. Тем более что недавний ураган «Харви» вынудил организаторов прервать 45-дневный эксперимент из-за риска, что исследовательский комплекс может оказаться затопленным.

Без права на зарядку

 

Что конкретно ожидает шестерых исследователей, ныне «летящих» к Луне?

Прежде всего женщин и мужчин поровну – такого в истории изоляционных экспериментов еще никогда не было. Психологам интересно, как выстроятся отношения в таком экипаже.

Представим участников. Командир экипажа – 43-летний Марк Серов, заместитель руководителя летно-космического центра РКК «Энергия» по перспективным пилотируемым комплексам. Бортинженер № 1 – Анна Кикина, 33 года, космонавт-испытатель ЦПК им. Ю. Гагарина, реальный претендент на место в экипаже МКС. Бортинженер № 2 – Виктор Феттер, 33 года, системный инженер из Airbus DS (Германия). Еще три участника – из штата ИМБП. Врач экипажа – Илья Рукавишников, 32 года. Исследователь № 1 – Елена Лучицкая, 37 лет, старший научный сотрудник. Исследователь № 2 – Наталья Лысова, 27 лет, научный сотрудник лаборатории профилактики гипогравитационных нарушений.

Единственное ограничение, которое организаторы предъявили девушкам – «на борту» не должно быть сильно пахнущей косметики, парфюмерии, лаков. Всем можно было взять с собой личные вещи «для уюта», музыку, фотографии, книги. Но никаких социальных сетей, вся связь с родственниками – только через Центр связи НЭКа, в котором, естественно, организовано круглосуточное дежурство специалистов. Обмен информацией с «Землей» подразумевает пятиминутную задержку ответов, так моделируются переговоры с кораблем, находящемся в дальнем космосе.

Поскольку летим на Луну, часть экспериментов связана с ней. Скажем, дистанционное управление виртуальным луноходом. По программе NASA участникам предстоит работать с роботизированной «рукой» космического корабля, которая должна захватывать некие спутники. Тем самым совершенствуются тренажеры, которые будут использоваться при подготовке специалистов для межпланетных исследований.

Ждут участников и бессонные 1,5 суток – это тоже эксперимент. 38 часов непрерывных трудностей и опасностей, на которые необходимо своевременно и правильно реагировать. Выдержат ли? Узнаем. Всего в программе около 60 экспериментов, две трети – российские, треть – американские.

Научный руководитель проекта SIRIUS Александр Суворов рассказал, что в ходе программы будут уточняться методики медицинского наблюдения за экипажем. Неожиданно для общей линии экспериментов, еще с гагаринских времен подразумевающих, что космонавт обязан постоянно тренироваться, прозвучал запрет на любые спортивные занятия, даже зарядку участникам лунной одиссеи делать нельзя. Будет исследоваться влияние гиподинамии на общее состояние испытателей. Судя по серьезности подхода, отсутствие спортивных тренажеров может вызвать последствия, из которых набор пары лишних килограммов веса не самое страшное.

И еще один момент. Поскольку имя командира исследовательской группы Марка Серова последнее время неразрывно связано с разработкой лунного космического корабля «Федерация», шеф-пилотом которого он неофициально считается, в 17-дневной программе предусмотрены эксперименты и по этой линии.

Алексей Песков

vpk-news.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Подпишитесь на наши новости в социальных сетях!

Вам также может понравится