ФМБА создает банк кожи, которую при пересадке иммунная система пациентов будет воспринимать как свою

Ученые ФНКЦ физико-химической медицины (подразделение Федерального медико-биологического агентства) разработали технологию искусственного выращивания кожных покровов с пониженной иммуногенностью. Такие препараты востребованы для экстренного лечения ожоговых пациентов. После прохождения клинических испытаний и начала массового производства препарата будет создан федеральный банк кожи. По данным Росстата, в России ежегодно фиксируется около 300 тыс. случаев термических и химических ожогов. Это составляет 6,67% от всех случаев поверхностных травм.


— Один из наших проектов — это подготовка образцов или препаратов кожи, которые будут обладать очень низкой иммуногенностью, — пояснил «Известиям» генеральный директор ФНКЦ ФХМ Вадим Говорун. — Современные генно-клеточные технологии позволяют вырастить кожу, не вызывающую иммунного ответа. Препарат изготавливается из клеток одних людей, а лечить будет других, не вызывая отторжения организмом. Таким образом мы сможем избежать основную проблему, возникающую при трансплантации органов. Выращенные нами трансплантаты не распознаются организмом как чужие. Они ничьи.

По словам Вадима Говоруна, замороженные препараты кожи могут храниться очень долго. После разморозки в культуральной среде клетки оживают, и кожа становится пригодной для пересадки. Препараты кожи с пониженной иммуногенностью необходимы прежде всего для экстренных случаев. Например, для ожоговых больных, когда нет времени на выращивание трансплантатов из клеток самих пациентов или нет возможности пересадить пациенту его собственную кожу.

Центр ставит перед собой задачу наладить производство препаратов такой кожи впрок —чтобы она хранилась в замороженном состоянии и, как любой препарат, по мере необходимости, например при поступлении ожоговых пациентов, была быстро доставлена на место. Работа над препаратом ведется интенсивно. К середине 2017 года ФНКЦ ФХМ будет создан банк, в котором будут храниться образцы искусственной кожи.

— Практическое использование начнется с проведения клинических исследований. К этому моменту мы ожидаем, что Минздрав РФ разработает нормативные акты к закону «Об обращении биомедицинских клеточных продуктов», — сказал Вадим Говорун.

Заведующий лабораторией биомедицинских технологий ФНКЦ ФХМ Сергей Киселев объяснил, что для изготовления неиммуногенного препарата обычные клетки кожи, взятые у донора, подвергаются процедуре репрограммирования — то есть возвращаются в эмбриональное состояние. Благодаря этому клетки долгое время остаются пригодными к дальнейшей работе. Понижение иммуногенности препарата достигается за счет инактивации отдельных генов.

— Я пока не знаю реализованных у нас или за границей аналогов нашей разработки, — добавил Сергей Киселев. — Зарубежные коллеги ведут работы по созданию таких препаратов, но до клинических испытаний тоже еще не дошло.

Сейчас на практике применяется несколько технологий производства трансплантатов кожи, рассказала «Известиям» заведующая научной лабораторией трансплантации клеток и иммунотипирования НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Наталья Боровкова.

Первая — это препараты донорской кожи, высушенной особым образом для длительного хранения. Ею можно прикрыть поврежденный участок, но на ограниченное время, так как из-за чужих клеток начинается отторжение. Вторая технология — так называемые дермальные матриксы. Это кожа, очищенная от клеток (именно они вызывают отторжение), но сохранившая все внеклеточные структуры. Такая повязка может гораздо дольше закрывать рану.

— При лечении поверхностных ожогов также используются препараты из коллагена — белка, который присутствует в коже человека. Если говорить о клеточной терапии, то предпочтение отдают фибробластам (это основные клетки соединительной ткани). Их подсаживают на рану и обычно применяют в комбинации с коллагеновыми повязками или дермальным матриксом, — уточняет Наталья Боровкова.

Руководитель ожогового отделения Склифа Сергей Смирнов пояснил «Известиям», что пересадка кожи требуется каждому второму ожоговому больному. Это зависит от глубины ожогов — каждый глубокий ожог нуждается в пересадке. Для такой процедуры чаще всего используется кожа самого больного. Но бывают случаи, когда у пациента нежелательно или невозможно взять донорский материал, например при большом проценте повреждений.

— У нас сейчас уже три месяца лежит больной с глубокими ожогами — 70% кожного покрова. И только вчера мы сделали ему последнюю пластику собственной кожи, потому что приходилось многократно брать материал с одних и тех же участков и каждый раз ждать, пока они заживут. И этому пациенту очень повезло, потому что выжить с такими повреждениями ему позволило очень крепкое здоровье, отсутствие сопутствующих заболеваний и молодой возраст, — сказал Сергей Смирнов.

По словам врача, в отношении ожоговых больных существует «правило сотни»: если сложить возраст больного и процент повреждений и сумма получится около 100 и больше, то прогноз на выздоровление сомнительный.

Чужая донорская кожа для трансплантации не применяется из-за неизбежного отторжения. В крайнем случае выращивают трансплантат из клеток кожи самого пациента. Но на создание лоскута размером с ладонь требуется 3–4 недели.

Валерия Нодельман izvestia.ru

Вам также может понравится