Чем вреден ложный патриотизм и почему не надо брать Киев и кормить 40 млн украинцев

«Нас не интересует контроль над всей Украиной. Мы еще недостаточно экономически сильны, чтобы кормить голодный Киев и прочие украинские города», — убежден заместитель председателя комитета Государственной Думы по информационной политике Олег Матвейчев. О том, как избежать чудовищных потерь в спецоперации на Украине, скупит ли бизнесмен Роман Абрамович активы украинских олигархов, почему слово «революция» для президента России Владимира Путина ругательное и чем опасен лжепатриотизм, Матвейчев рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

«Украина сейчас находится в ужасе и хаосе похлеще наших 1990-х»

— Олег Анатольевич, какие настроения, на ваш взгляд, сейчас царят в украинской элите вообще и у Зеленского в частности?

— Настроения в украинской элите всегда формировались по принципу «царь горы»: кто-то один залез на верхушку и все остальные стаскивают его за ноги. Стянут его — сядет кто-то другой, и вся история повторится. Эта детская игра там все время присутствует. Где-то даже, наверное, хорошо, что Владимир Зеленский не какой-то олигарх вселенского масштаба, чтобы при помощи этой игры всем остальным украинским олигархам с ним бороться. При этом понятно, что в нынешней украинской модели существования кто-то из олигархов так или иначе к нему близок, кто-то далек. Он старался выстраивать между ними различные отношения. Каждому давал фактически на откуп определенную сферу деятельности, поэтому, если какой-то олигарх является ответственным за определенные регионы, какие-то отрасли промышленности, хозяйства, куски социальной сферы или даже обороны, он платит деньги и там командует. Это не государство, это кучка олигархата. Эта система, эта модель жизни и поведения, равно как и эти настроения, там всегда были одинаковыми. Вопрос лишь в том, насколько кризис эти настроения подогревает.

— Говорят, перед началом спецоперации представители России пытались заручиться поддержкой со стороны украинских олигархов и договориться об их лояльности, и те вроде бы дали такие обещания, но потом, как всегда, их нарушили — тот же Вадим Рабинович и компания. Так ли это?

— Они, безусловно, пропустили какой-то момент, в которой можно было бы договориться прежде всего с Путиным, чтобы сохранить свои бизнесы и способствовать российскому влиянию. Потом, когда Украина частями или как-то еще войдет в состав России, они остались бы на тех же местах, где были. Наверное, Путин был готов пойти на эти договоренности, потому что все равно кто-то на местах должен управлять. Тем более это люди опытные и знающие. Но они же по уши завязли на Западе, где у них огромное количество вилл, яхт и всего остального.

Помните «пугалки» и расследования о наших олигархах — о том, что они, дескать, вывезли из страны все богатство, поэтому Россия никогда не поссорится с Западом всерьез. Потому что дворцы, заводы, пароходы, спортивные клубы, которыми они владеют, университеты, где учатся их дети, — все там. Это все на поверку оказалось быдлячеством, как я это называю, потому что такую оценку могут дать лишь те люди, чей уровень мышления, интеллект и духовные качества ниже плинтуса. Для тех, кто так говорит, виллы и яхты являются предметом вожделения и восторга, и, исходя из этой логики, те, кто этим всем владеет там, являются безусловными адептами Запада и никогда не пойдут против него, а, напротив, грудью встанут на его защиту против свой Родины. Однако на самом деле для олигарха вилла и яхта — это как для нас выйти купить мороженое. Ну не купил он сегодня это мороженое или оно упало у него по дороге на асфальт — он просто плюнул и забыл об этом.

Но это в том случае, если перед нами не украинский олигарх. Украинцы всегда тяготели к земле и всегда были жадными: «Якщо не з’їм, так понадкусюю» («Если не съем, так понадкусываю»). Если какая-то вилла или счетик на Западе пропадает, то он удавится, в отличие от российских олигархов, которые плюнули на все свои эти яхты и дома (они составляют, наверное, одну десятитысячную их состояния), украинские вообще всё держали на Западе и хотели полностью ассоциироваться с ним не только в душе, но и публично. Они всячески демонстрировали, что существование самой Украины полностью зависит от Запада. Поэтому они присягнули западному проекту и предавали всех ради него.

— А где сейчас украинские олигархи?

— Они сейчас все сбежали. Находятся за границей вместе с семьями до третьего колена, со всеми детьми от первого брака и прочей родней. Никто не сидит ни в Киеве, ни во Львове. Целыми кагалами всё вывезли: деньги, ценности, ценные бумаги, все, что было и что смогли поднять. Они полагают, что теперь на какое-то время, а может, и до конца жизни им этого хватит. Если им удастся восстановить контроль над какими-то активами в случае заключения мира или временного перемирия, то они постараются с еще большей нещадностью эксплуатировать свои активы.

Но, думаю, недаром в Стамбуле на переговорах появился Роман Абрамович. Предположим, что, имея на руках мандат не только от российского президента, но и от определенных международных кругов, в том числе еврейского происхождения, он хочет эти активы забрать. Тем, кто намерен окончательно слинять на Запад и «откешиться», Абрамович, по всей видимости, готов этот кеш предложить и забрать по дешевке их активы. Наверное, с Ринатом Ахметовым, у которого очень много сосредоточено в Донецкой области и вообще на юго-востоке, и с прочими Коломойскими он может заключить сделку. Это моя догадка, но, думаю, примерно так и есть. Украинские «денежные мешки» сейчас сильно напуганы — они понимают, что у них на руках проблемные активы.

— Периодически в публичном поле возникает тема переговоров. Но дойдет ли дело до подписания конкретных договоренностей? 

— Если американцы разрешат Владимиру Зеленскому подписать какие-то бумаги, то мы будем ими потрясать везде, во всех международных сферах. И, самое главное, они останутся в истории. Путин заботится о том, что о нём напишут в учебниках. Он будет говорить о том, что мы в свое время подписали Минские соглашения, которые эти дураки не выполняли, и в результате получили то, что мы имеем сейчас. Вот, предположим, «стамбульские соглашения» (их нет, но назовем их условно так), где они подтвердили, что не вступают в НАТО, что обязуются сохранять безъядерный статус и демилитаризационную зону по периметру всей границы с Россией, принимают законы против националистов и так далее. Наши войска будут там находиться, пока они не начнут всё это выполнять. Но, естественно, украинцы это выполнять не будут. Они скажут, что, как и в случае с Минскими договоренностями, их вынудили подписать унизительные и дискриминационные, капитулянтские соглашения, которые не отвечают их национальным интересам. Особенно после потери 70 процентов всей техники и тяжелых вооружений. В итоге Киев опять будет обманывать, увиливать от выполнения, но при этом их страна будет в экономической и гуманитарной катастрофе, огромное количество самых разных людей будет бегать по ней с оружием, чиня свой уличный «беспредельный порядок», основанный на праве человека с ружьем. Какому олигарху нужно в такой стране жить и тем более работать? Думаю, и Зеленский уже давно бы куда-то сбежал с женой, просто чтобы не видеть этого мрака, за который приходится еще и отвечать. Украина сейчас находится в ужасе и хаосе похлеще наших 1990-х. Поэтому тех, кто был бы готов подобрать под себя разваливающееся хозяйство и социум, пока не видно.

— И откуда же появятся такие люди в нынешней ситуации?  

— И у них, и у нас всегда на все готовы разные радикалы. Они не имеют представления о том, как на самом деле управляется экономика, политика и вообще любые сферы человеческой жизни. На Украине наверняка есть куча нациков, которые готовы взять власть. Вполне может произойти ситуация, когда какой-нибудь генерал, какие-то политические силы из националистической среды заявят о том, что Зеленский больше не легитимен, он сбежал, исчез и вся власть теперь принадлежит им. Будет ли такое? Не знаю. Посмотрим. Если самопровозглашенного нового лидера не признают, то вспыхнет гражданская война. Какие-то территории подчинятся одному президенту, какие-то — другому, а какие-то, возможно, вообще своего «батьку атамана» выберут. Легитимной власти не будет, государства как такового — тоже. Тогда каждый регион получит право сам определить путем референдума или заседания какого-то местного совета, как ему поступить. Вот и посмотрим, какие ответственные люди там найдутся.

«Когда Европа начнет слабеть, мы и ее приберем»

— С отводом наших войск из Киевской, Харьковской и Сумской областей как-то поутихло провозглашение денацификации в качестве оной из главных и непреложных задач спецоперации на Украине. Сейчас акценты перевели на защиту Донбасса и нейтральные статусы Украины. В чем причина таких перемен? Будем ли мы продолжать денацификацию или она уже ушла на второй план?

— Я поспорил с одним своим другом, что Путин оставит российское государство более могущественным, чем Сталин оставил Советский Союз. Я на этом стою, поскольку считаю, что Путин будет править как минимум еще десяток лет. У нас есть этот десяток лет, после которых мы будем править всем постсоветским пространством, Европой и всем остальным. Мы никуда не торопимся. Нам не нужно к празднику что-то сделать. Поэтому данный временной горизонт нужно иметь в виду и через его призму смотреть на все происходящие и на будущие цели и задачи.

В течение ближайших 10 лет начнутся серьезные крушения в Европе, и Украины никакой не будет да и много чего еще. Нужно эту перспективу учитывать.

Что касается ситуации, которая есть сейчас, то у нас два варианта. Вариант номер один подразумевает то, что предлагают люди, которые у нас называют себя патриотами. На самом деле патриотизм их бездумный и часто приводит к трагедии для народа. Думаете, разве не патриотами были младотурки, которые развалили свою Османскую империю, когда стали гнобить греков, армян резать и так далее? Они очень любили Турцию, но развалили ее. Или разве не патриотами были византийские греки, которые говорили: «Мы греки, а вы кто такие? Всякие македонцы, армяне и прочие — пошли вон отсюда!» И что в итоге? Они развалили Византию. Или разве не патриоты — нацики на Украине? Они очень любят свою страну, но именно они ее сейчас и разваливают. Если бы не их нацизм, существовала бы мирная, спокойная Украина, и она была бы при России, как Австрия — при Германии. Мы ездили бы друг к другу в гости при прозрачной границе. Немцы ведь ездят в гости к австрийцам, разговаривают на одном языке. И мы бы так жили. Мы бы приехали: в Одессе отдохнули, в Киеве побывали, а они — в Москве, Петербурге. Но нацики всё испортили.

Так вот, если нацики испортили всё во всех империях и государствах, то почему мы решили, что наши нацики нам всё не испортят?! Они точно так же портят и разваливают. И вот, если их сейчас слушать, нужно сделать следующее: не считаясь ни с чем, после Мариуполя взять Харьков, Одессу, Днепр и так далее. Соответственно, положить не полторы тысячи наших ребят, а 10–15 тысяч. Дальше дойти до Киева и еще 20 тысяч положить. У нас за весь Афган 14 тысяч погибли, а здесь, видимо, 100 тысяч нужно положить. Львов, допустим, можно не брать, а просто разбомбить. Львов им не жалко. Но ведь и Киев в результате штурма превратится в такой же Мариуполь. Его им, по-видимому, тоже не жалко. О том, что там София Киевская, Киево-Печерская Лавра наша, они забывают. Одессу, построенную Екатериной Великой, — тоже разнести, и далее по списку. Нацики же всё это взорвут, Украина в пепел в итоге превратится. Будет убита огромная масса нашего славянского населения. Да, дураков на Украине, которые сейчас в реальности, в безумии думают, что они сражаются с русскими за свою Родину, много. На самом деле они ведь лишь орудие в руках англосаксов. Говорят, что американцы хотят превратить Украину во второй Афган, — какой это Афган, если там тысяч 100–150 наших бойцов погибнут?

Я напомню, уже сейчас 1,5 тысячи погибших среди наших военных числятся официально, и это мы только Донецкую и Луганскую области освобождаем. Будет, наверное, 2 тысячи, когда окончательно освободим. Но это маленький кусок территории. А если будет Харьков, Днепропетровск, Запорожье, Кривой Рог, Полтава, Киев, то каких потерь следует ожидать? Это уже три Афганистана. И будет убито очень много славянского населения, в общем-то, русских людей, чья вина — только в том, что они жили под нацистами и оказались обманутыми этими нацистами. Вот это первый вариант, за который потом придется нести ответственность.

Кроме того, 40 миллионов населения придется кормить, в результате чего у нас в стране люди станут минимум в два раза жить хуже. Потому что придется отстраивать города, разбомбленные заводы, инфраструктуру, обеспечивать людей, потерявших работу, и их семьи в ситуации полного отсутствия этой работы на разрушенных территориях. Или так это все оставить? Ну тогда половина украинцев сюда придут. Чем и как мы будем их кормить в условиях санкций? Где трудоустраивать, если, по самым скромным подсчетам, нам самим экономические эксперты к концу года обещают порядка 2 миллионов безработных. Мы же не можем допустить, чтобы на Украине 10 миллионов умерли от голода. Поэтому все равно придется их кормить. А Европа помогать не будет, скажет, дескать, это теперь ваша проблема, вы там все разбомбили.

— А второй вариант в чем заключается?

— Да, есть и второй — вот сейчас остановиться, заставить их подписать мирные соглашения. Язык приколотить к столу, чтобы все было зафиксировано на бумаге. Потрясать этой бумажкой везде, говорить, что они это подписали, но не выполняют. В результате у нас опять появится законное право идти дальше. Накопить силы, а они в это время будут слабеть, потому что у них только в Киеве роздано до 30 тысяч стволов автоматического оружия. Теперь попробуй это оружие найди и отбери. Не получится, потому что раздавали без всяких списков, регистрации, данных получателей. Эти люди и в столице, и по всем городам и весям будут такое устраивать, что мама не горюй. Банды малолеток уже сейчас везде шастают и всех убивают, все отжимают, от машин и личных сбережений до украшений и даже дорогой одежды. Там человеческая жизнь сейчас не стоит ничего. Там гуманитарная катастрофа, нарушены все цепочки, бизнес почти не работает, пустые полки в магазинах даже там, где нет боевых действий. Одна сплошная гуманитарная помощь, которую предприимчивые украинцы уже умудряются продавать своим стремительно нищающим согражданам. И вот такую Украину, согласно мирным договоренностям, Западу вооружать больше будет нельзя. А понадобится ли Западу Украина в таком ужасном виде, которая при этом уже не воюет с Россией и которая уже получила от нас серьезную дозу прививки против войны с нами в будущем?

Конечно, Запад от своих целей совсем не устранится и будет пытаться накачивать хотя бы Западную Украину оружием под предлогом того, что она не входит в демилитаризованную зону. Но «западэнцы» никогда особо не стремились на фронт, поэтому сделать из них ударный кулак против России в будущем вряд ли получится при всем желании.

В предполагаемых договоренностях, о которых я сейчас говорю, мы обязательно будем требовать, чтобы они приняли какие-то законы о денацификации — о русском языке, что-то осуждающее нацизм и так далее. А если не примут или примут, но будут нарушать, то мы всем будем говорить, всему мировому сообществу, дескать, смотрите, с кем мы имеем дело! Мы же остановились, мы же подписали — вот, к примеру, Эрдоган свидетель. И он будет говорить: «Да, я свидетель». Раньше Лукашенко был свидетель, и, хотя он не желал напряженных отношений с Украиной, но ему приходилось признавать, что он свидетель Минских договоренностей, рассказывать, кто, как и что там подписывал. Если украинцы подпишут такие обязательства по денацификации, как запрет нацистской и националистической, человеконенавистнической идеологии, роспуск добробатов, запрет на дискриминацию русского языка и русской культуры и прочее, — отлично, у нас будет больше времени на накопление сил. Но я уверен, что ничего из этого они выполнять не будут, даже если и подпишут. Как с Минскими соглашениями. Учитывая ту ситуацию, которая у них сейчас развивается (назовем ее условно «супердевяностые»), — с неимоверным кризисом всего и вся, вооруженными бандами и полным беспределом — я думаю, что у них там скоро вообще все развалится и выйдет из правового поля. На этом фоне обязательно найдется какой-нибудь нацик, который будет говорить: «Нет, мы не допустим выполнения никаких договоренностей о русском языке и запрете националистических ценностей». «После того как русские на нас напали, мы будем русский язык разрешать и все москальское?» — скажет он. Какие-нибудь нацики на этом фоне обязательно свергнут Зеленского. Кстати говоря, англичане с американцами помогут в этом, потому что им нужно продолжение конфликта, чтобы дальше продолжалось братоубийственное месиво.

И вот, когда они выйдут из правового поля, и возникнет нелегитимный, незаконный президент, который откажется от всего подписанного, у нас с правовой точки зрения появится законный повод все остальные регионы переопределять. Донецк и Луганск в Россию вольем. Другие территории, которые к тому времени окажутся под нашим контролем, объявим какими-нибудь Харьковскими, Николаевскими, Криворожскими и прочими республиками и тоже их присоединим. Причем это ближайшая перспектива — год-два.

Потом, когда Европа начнет слабеть (она будет слабеть от санкций, антисанкций, дефицита газа, своих странных «зеленых» и прочих проектов), мы и Европу приберем. Я говорю: у нас в исторической перспективе есть 10 лет, поэтому все надо делать неторопливо, рачительно и аккуратно. Как в анекдоте про молодого и старого быков, в котором старый говорит: «А вот сейчас мы спокойно и неторопливо спустимся и покроем все стадо». Не надо суетиться и дергаться.

— Если мы сейчас эти договоренности подпишем, то возникают два вопроса. Первый. И на Украине, и на Западе очень сильно желание пустить арестованные 300 миллиардов долларов российских валютных резервов в осуществление некоего нового «плана Маршалла» — на восстановление Украины. Второй. Уже очень многие аналитики в России сравнивают нынешнюю ситуацию с «Зимней войной» 1939–1940 годов, в которой мы тоже хотели добиться для себя гарантий безопасности, но в итоге подписали половинчатые мирные соглашения и получили профашистскую, реваншистски настроенную Финляндию, которая вместе с Гитлером на нас потом напала. И вот наши авторитетные люди, тот же Рамзан Кадыров, говорят, что, если мы сейчас не добьем нацизм на Украине, они все равно на нас нападут, но будут уже сильнее, поскольку Запад на наши деньги их отстроит и накачает. Что вы об этом думаете?

— Конечно, нужно все это добить, и мы добьем. Вопрос только в том, какой ценой и когда. Путин предлагает сделать это малой ценой и тогда, когда нам это будет наиболее удобно, выгодно и нужно. А не так, чтобы сейчас, как в Финскую кампанию, действительно положить огромное количество людей. Кстати, та кампания чем была все-таки хороша? Мы отодвинули линию фронта далеко от Ленинграда. Мы на самом деле решили очень большую проблему. Если бы не Финская война, с Ленинградом произошла бы другая история. Город был бы взят и те серьезные силы, которые не участвовали бы в блокаде Ленинграда, освободились и обрушились бы с севера на Москву. В результате этого очень возрастала вероятность того, что и столицу не удалось бы отстоять. А дальше — Сталинград, и неизвестно куда бы мы вообще откатились, потому что Гитлер перерезал бы главную водную артерию снабжения, Волгу, и вышел бы к каспийской нефти. А без нефти не работали бы ни наши комбайны, ни наши танки. А сибирской нефти тогда еще не имелось. Тогда бы случился конец войне, геноцид советского (прежде всего — русского) народа, и все остальное. Так что Финская кампания произошла не зря, какой бы она ни была.

Теперь об этих 300 миллиардах. Все почему-то о них говорят, но не ведут разговоров о гораздо больших деньгах, которые мы арестовали на счетах западных нерезидентов, открытых в наших банках. Я уже не говорю об огромном количестве активов, которые тоже находятся у нас. На Западе об этом предпочитают помалкивать. Поэтому не надо думать, что они у нас что-то украли, а мы лапу на их деньги и имущество не наложили. Мы наложили на гораздо большее количество и сумму. Если они не хотят отдавать наши деньги, то мы им уже предложили схему, по которой они могут использовать эти средства для погашения наших совокупных долгов, то есть долгов, которые взяло российское государство и российские компании — «Газпром», «Роснефть», «Лукойл» и многие другие. А мы в совокупности должны очень много.

Не отдадут эти деньги и пустят их на «план Маршалла» для Украины? Да слава богу. Хотя я, честно говоря, уверен, что в этом случае выделяемые деньги украинские олигархи просто разворуют. Но даже если что-то дойдет по назначению и на них будут отстраивать Украину, то замечательно. Мы-то все равно считаем, что эти деньги украдены, и со спокойной совестью заберем те средства, на которые в ответ наложили лапу. Поэтому здесь я не вижу каких-то проблем для нас.

«Американцы на либеральной теме поставили крест. Сейчас они будут ставить на коммунистов»

— Допустим, мы подписали мир. Украина это тут же представит, как свою перемогу, что они таки «дожали москалей», и это, естественно, вызовет массу недовольства в российском обществе. Не может ли у нас дестабилизироваться обстановка из-за этого?

— На это делается расчёт западных сил. Сейчас очень многие скрытые западные или ассоциированные с ними информационные ресурсы «топят» за патриотов. Раскручивают тему предательства, «нового Хасавюрта» (мирные соглашения, которыми завершилась первая чеченская война — прим. ред.), говорят, что вокруг Путина засели изменники, которых надо зачистить. Я думаю, проамериканское лобби переориентируется на этих людей и станет их всячески поддерживать. У меня есть свои инсайдеры на Украине, очень много тамошних журналистов, работающих сейчас с американцами. Все предыдущие годы они мне рассказывали, как они работали в нашем информационном поле, как фейки здесь запускали. У меня есть лекция об этом на YouTube. Последняя связь с ними у меня была больше десяти дней назад, когда я всем СМИ сообщил, что они делают ставку на наших коммунистов. Они сказали, что для них Навальный — списанный проект. Они хотели ещё Владимира Осечкина раскрутить вместо Алексея Навального — с пытками и прочими нелицеприятными делами, которые у нас в тюрьмах творятся. Вложили в это большие деньги, но, во-первых, тема не очень зашла, а во-вторых, когда началась эта спецоперация, им стало не до Осечкина с его пытками в наших тюрьмах. Тема эта просто потерялась, умерла. Они на либеральной теме поставили крест. Поэтому сейчас они будут ставить на коммунистов.

Они считают, что санкции приведут к тому, что люди у нас в стране будут хуже жить, а наиболее незащищенные слои, работники физического труда, бабушки начнут выходить на митинги с жалобами, что сахара нет, того нет, другого нет, цены поднялись… И вот тут коммунисты, которые у нас на этом всегда стараются словить хайп, быстро нарастить себе рейтинг, вылезут возглавлять митинги. И все паблики, которые тайно поддерживаются и финансируются через подставных лиц американцами, будут всё это поддерживать. Это не ресурсы-иноагенты, это вполне нейтральные на первый взгляд паблики, которые обсуждают кошечек, мужские и женские проблемы, автомобили, местечковые сайты типа «Наши Большие Котлы», «Уютное Семигорье», «Подслушано в Томске», «Подслушано в Канске», и так далее. Всё это в одной огромной сети, которая контролируется с Запада. Во всех этих пабликах, которые обсуждают местные новости и события, будут поддерживать коммунистов, которые пойдут на свержение власти. Я ещё не связывался со своими инсайдерами, и когда свяжусь, хочу проверить эту свою гипотезу.

Англичане всегда пытались устроить у нас революцию. И 1917, и 1991 год сделали нам англичане. Говорят, что Ленин сделал революцию на немецкие деньги. Да, Ленин что-то там от немцев по мелочёвке получал, но основные деньги шли из других потоков и от других людей, при этом основная игра велась англосаксами. И сейчас они будут стараться спровоцировать у нас революцию. Они не будут стараться побеждать нас на поле боя. Они не верят, что какие-то украинцы способны нас победить, сколько бы им оружия они не дали. Они рассчитывают только на революцию у нас в России, и, конечно, поэтому они будут всячески поддерживать и воодушевлять наших патриотов. Мы увидим, как самые жесткие заявления против Кремля и переговоров — о том, что всё предали и провалили — будут самым широким фронтом поддерживаться во всех пабликах и Вконтактах, о которых я уже сказал.

— И чем это может закончится? Каков ваш прогноз?

— Да ничем не закончится. У Путина больше авторитета и власти, чем у этих лжепатриотов. Загнобит он их, если они реально начнут выходить и пытаться что-то серьёзное сотворить. На самом деле Путин делает сейчас гениальную вещь. Он говорит Западу: «Ребята, вы хотели, чтобы Украина стала вторым Афганистаном? Да отлично, только это будет Афганистан для вас. Вы будете разгребать там всю ситуацию и кормить 40 миллионов человек. Вы будете всё восстанавливать, разминировать, что разрушили и заминировали — всё побережье, поля, города, дороги и мосты, Вы будете разоружать эти вооруженные банды, которым раздали оружие, и жить с ними. Вот это будет ваш Афганистан, а я на вас посмотрю. При этом у вас будет дорогое продовольствие, дорогой бензин, газ за рубли, голодные беженцы из Африки и с Ближнего Востока, собственная социальная напряженность и прочее». На днях объявили, что Великобритания с пятидесятых годов не находилась в таком тяжелом экономическом положении. То же будет с Германией, Францией, Италией, Грецией и далее по списку.

— После Первой чеченской войны у российской армии остался осадок, что ей не дали победить. Боевиков уже загнали в горы, от всего отрезали, осталось добить, и вдруг подписали мир. В итоге появился генерал Лев Рохлин, который олицетворял собой патриотичное офицерство, желавшее разобраться с предателями внутри страны, всё зачистить и повернуть развитие России в другую сторону. И если бы он трагически не погиб, кто знает, чем бы это закончилось. Не появится ли у нас сейчас оппозиционный лидер вроде Рохлина, если мир всё-таки будет заключён?

—  Мы выдвинули украинской стороне все условия, которые нас на данный момент интересуют. Нас не интересует контроль над всей Украиной. Мы ещё недостаточно экономически сильны, чтобы кормить голодный Киев и прочие украинские города. У нас нет на данный момент задачи их разрушить, а потом кормить их население только для того, чтобы чей-то гордый дух удовлетворился победой. Наша задача сейчас состоит в том, чтобы они согласились на те вещи, которые мы потом можем всегда использовать как козырную карту.

Скажем, вы согласились на то, что вы не вступаете в НАТО, не проводите учений с участием иностранных военных, с тем, что на территорию Украины больше не зайдёт ни один натовский солдат, что вокруг границ с Россией создаются демилитаризированные зоны и пр. Это важный пункт соглашений. Далее денацификация и прочее. Все эти пункты находятся в процессе обсуждения. В случае подписания этого пакета нас это вполне бы устроило. Мы получили бы то, за что боролись. Пусть на бумаге, но мы бы это получили. И при этом мы бы не получили ответственность за огромную нищую территорию. Я хочу спросить противников всего этого, лжепатриотов: «Вы что ли будете население этих нищих территорий кормить? Или вы готовы пожертвовать жизненным уровнем россиян для удовлетворения ваших гордых амбиций?» Ведь им всем в этом случае будет не хватать денег, продуктов и товаров. Вы эту цену готовы заплатить? Я вам больше скажу, когда всё это случится, и пенсионеры, и безработные россияне начнут выходить на митинги, эти лжепатриоты опять скажут, что это Путин во всём виноват. Они не себя будут обвинять, что это они требовали до Киева дойти. Они же всегда самые умные, они всегда знают, как лучше, и поэтому всегда будут говорить, что во всём виноват Путин и его ближайшее окружение. Но Путин мудрее их. Он ответственности за Украину на себя не берёт, но добивается того, чтобы украинцы взяли на себя определённые обязательства и несли ответственность за их выполнение. За ряд вещей, которые нам выгодны.

— Но Зеленский говорит, что Украина ни на какие территориальные уступки не пойдёт. От признания Крыма и Донбасса они отказываются. И какой же тогда смысл всей операции по защите Донбасса?

— Отлично. Если бы мы подписывались под статусом хотя бы независимости республик Донбасса, и некие международные гаранты это подтвердили бы своими подписями в данных документах, то у нас были бы руки связаны обязательством, что они остаются независимыми. Украинская сторона настаивает на том, что она не признаёт независимость, и разговор о Донецке и Луганске вообще не включается в пункты этого договора. Они фиксируют только то, что они оставляют все попытки решить проблему Крыма и Донбасса военным способом. Россия тоже готова под этим подписаться. При этом у нас остаётся шикарная щель: мы можем совершенно свободно в нужный нам момент (например, когда Украина в очередной раз нарушит эти соглашения) провести в Донецке и Луганске референдум и включить их в состав России.

— В Херсонской области уже частично начали ходить рубли. Значит ли это, что проект Новороссия будет возрождаться в рамках бывшей Таврической губернии, и Херсонская область вместе с Николаевский и Донбассом войдут в Россию?

— Я думаю, что там, где наши военные установили военно-гражданские администрации, там, где они закрепились и уже чётко проассоциировались местными людьми — там они и останутся. По крайней мере, до того момента, пока не будут выполнены все зафиксированные соглашения. А поскольку мы с вами только что говорили, что украинская сторона их не выполнит (ну, не введут они русский язык в качестве второго государственного, равно как и много других вещей не сделают), значит, эти войска там будут оставаться столько, сколько будет нужно нам. То есть, до того момента, пока мы не решим в очередной раз отпилить ногу у слона и скушать её. Мы же слона едим по частям. Поэтому наши войска там будут оставаться и там будут ходить рубли, как они до этого ходили в Донецке и Луганске.

— Андрей Турчак уверяет, что после окончания боёв за Мариуполь туда придут российские строители и всё восстановят — жилой фонд, социальную инфраструктуру, и так далее. На какие деньги мы всё это будем восстанавливать и кому будет принадлежать эта территория? Опять же что будет с «Азовсталью», которая принадлежит олигарху Ахметову (он финансировал в том числе нацбаты и АТО)?

— Всё правильно Турчак сказал. За Мариуполь мы как раз ответственность несём. Во-первых, это территория Донецкой области. Во-вторых, мы вряд ли будем отдавать контроль над Запорожской атомной станцией, потому что она питает Крым. Понятно, что мы в Крыму уже во многом создали собственную независимую генерацию электроэнергии, но лучше, чтобы дешевая энергия шла с этой станции. И мы вряд ли уйдём из Херсонщины для того, чтобы не перекрывали больше канал с днепровской водой в Крым. Эти все территории стратегически важные, поэтому я думаю, что их будут оставлять и чётко контролировать.

Что касается «Азовстали», то, как я уже говорил, думаю, не в последнюю очередь по этой причине в Стамбуле находился Абрамович. Не исключено, что-либо он сам, либо при его посредничестве какие-то наши олигархи готовы по дешёвке забрать «Азовсталь», а, возможно, и другие активы у Ахметова. Следовательно, восстанавливать будут уже новые собственники. Они же будут запускать какие-то производства, если они им будут нужны. Но люди должны где-то жить и работать. Один Мариуполь возродить не так хлопотно и страшно. Это не отразится таким образом, чтобы мы все почувствовали.

— Верховная Рада подготовила закон о запрете действия на Украине Русской Православной Церкви и конфискации её имущества. К чему это реально приведёт и как мы на это ответим?

— Посмотрим, примут ли они этот закон. Я думаю, что пока что Владимир Зеленский как-то ещё контролирует свою партию «Слуга народа», и с ее помощью он постарается не допустить этой глупости. Если же американцы действительно хотят не дать подписать мирные соглашения между Россией и Украиной, а хотят, чтобы всё продолжалось, то они могут спровоцировать такую историю. Но это приведёт к гражданской войне на Украине, потому что очень много людей там при всех обстоятельствах продолжают быть прихожанами приходов РПЦ по всей Незалежной. И это верующие люди, которых так просто из церкви веником не выгонишь. Они не дадут там безобразничать. Нацики которые хотят ходить и выгонять людей из храмов, забирать оттуда иконы и утварь, арестовывать и увозить батюшек, могут это делать только на тех территориях, где их большинство и где они не боятся сопротивления народа. А таких территорий на Украине очень немного.

Что касается нашей реакции, если это всё-таки последует, то будет лишний повод опять-таки обвинить их в недоговороспособности, считать, что у нас развязаны руки и действовать по своему усмотрению, объявив на весь мир, что происходит невиданная со времён средневековья история о запрете целой церкви, которая никак и ничем себя не замарала.

«Как Путин скажет, так мы и сделаем. Так мыслит всё государство»

— А как вы оцениваете настроение и поведение нашей элиты в условиях происходящих событий? Дворкович осудил нашу спецоперацию на Украине, Чубайс вообще уехал, равно как и многие другие представители разных слоёв и кластеров наших элитариев, от представителей околополитического бомонда до так называемых звёзд сцены и телевидения.

— Ну вот они жили в нашем государстве и покинули его. Кто-то на время, кто-то может быть насовсем. Это их выбор. Они ничего не определяли в современном российском государстве.

— Не характеризует ли это некий раскол в элитах?  

— Среди государственных людей и в государстве в целом никаких расколов нет. Среди тех, кто реально работает в органах власти, в правительстве, в администрации президента, в губернаторском корпусе ничего подобного не происходит. Всё это жесткая пирамида. Все люди, которые говорят, что у нас какие-то кланы, «башни», группировки, и прочее, понятия не имеют, как там всё устроено, и никогда в высших органах власти России не работали. Я это сказал на передаче у Соловьёва. Там поднялась волна критики в адрес Мединского, что он, дескать, сделал ошибку. Я им сказал: «Если бы Мединский сделал ошибку, президент бы его уволил. Он его уволил? Нет». Вот они там стояли десять человек, со мной не соглашались, спорили, а Мединский-то на месте. И будущие соглашения вырабатываются, готовятся, консультации идут. Мединский — помощник президента, и если бы он позволил себе на переговорах какую-то отсебятину, то его тут же отстранили бы от переговорного процесса и уволили. Он полностью действует по указке, которая ему дана. Он никуда не отступит от этого.

Государственные служащие у нас размышляют по государственному, а не исходя из своих личных эмоций и настроений. Я был госслужащим и знаю, как они думают. Тот, кто не был, может воображать себе, что он умнее Путина, или то, что госаппарат — шарашкина контора, в которой любой Мединский и Песков могут безнаказанно лепить что хотят. Но всё не так. На самом деле, как Путин скажет, так мы и сделаем. Вот так мыслит всё государство, и слава Богу, что оно так мыслит.

Если с этим ты не согласен, как Чубайс или Дворкович, пиши заявление и до свидания. Они все и ушли. Есть люди на всяких мелких уровнях, которые не пишут пока заявление. Это не уровни вице-премьера правительства, от которого что-то зависит. Это уровень какого-нибудь директора бюджетного института где-нибудь в Хакасии. И вот эта директриса развела у себя в институте какой-нибудь хакасский национализм. У неё там все по-хакасски разговаривают, а если человек по-русски разговаривает, то с ним даже не здороваются. И когда началась спецоперация на Украине, она начала «топить» за немедленный и безоговорочный мир. И все сотрудники этого института начали сочувствовать украинцам, потому что у них вдруг такая душевная близость образовалась на почве в чём-то общей борьбы с русским империализмом. И что характерно, всё это за бюджетные российские деньги — весь этот местечковый национализм и борьба со всем русским. И вот они все сидят, болеют за «братьев» — украинских националистов, а заявления на увольнение не пишут. Но если я узнаю, что такая директриса начнёт предпринимать какие-то телодвижения в отношении патриотически настроенных сотрудников, тогда и я вмешаюсь, и другие депутаты, и сенаторы, и мы это дело пресечём самым решительным образом. Такие вот «жучки» в разных местах действительно есть. Но их немного, и они погоды не делают. Хотя таких людей, которые кормятся за государственный счёт, но имеют свою позицию, мягко говоря, отличную от государственной, надо бы по-хорошему почистить.

Что касается представителей гражданского общества, всяких певцов, плясунов, актёров, режиссёров, то они частные лица и могут быть за что угодно. Если они не нарушают законодательство, то могут симпатизировать кому угодно. Они же не кричат: «Зиг Хайль!». Но в конечном счёте Путин и их президент тоже. Он президент всех россиян, и согласных и не согласных с чем-то. И он не может начинать какую-то «охоту на ведьм», преследовать тех, кто с чем-то не согласен и имеет на этот счёт своё частное мнение. Если он начнёт слушать всех, кто кричит сейчас: «Давайте выгоним из страны всех либералов», то потом надо будет слушать тех, кто начнёт кричать: «Давайте выгоним всех коммунистов и левых». А кто будет следующий и с кем мы останемся? Это мечта всех врагов России, тех же англосаксов, чтобы мы все передрались. Нужна нам эта ненависть на благо внешних сил? Нет. Нам нужно сплотиться, а не разобщаться. И у нас есть для этого определённые симптомы.

Первый. Рейтинг президента сейчас составляет 81 процент. Это на 3 процента меньше, чем было в 2014 году после Крыма. То есть почти исторический максимум. Это, кстати, результаты исследований и ВЦИОМа, и ФОМа, и даже иностранного агента «Левада-Центра».

Второй. Народ не поддержал всю эту информационную кампанию под лозунгом: «Мне стыдно быть русским». У них всё это провалилось и сдохло. Добавлю к этому, мы закрыли либеральные информационные ресурсы внутри страны. Поэтому пинать сейчас либералов — всё равно что пинать дохлую мышь. Никто их в России не поддержал с их информационными вбросами и флэш-мобами, никакая интеллигенция. Они опустошены и деморализованы. У нас сейчас, как я уже сказал, гораздо более опасны лжепатриоты, которые кричат, что кругом предатели, всех надо выявлять и всю скверну надо выжигать. И коммунисты, которые готовы оседлать в своих узкокорыстных интересах любой социальный проест. Эти две категории действительно опасны, и с ними англосаксы будут через своих агентов работать.

— Сейчас многие учёные, экономисты, философы говорят о том, что мир переживает глобальные трансформации, и мы в эпицентре этих трансформаций, перестройки мира и внутренней перестройки. Тот же Александр Дугин написал большую статью о том, что, возможно, под руководством Путина будет проведено переформатирование нашей элиты и какая-то кадровая революция. Что надо избавиться от компрадоров всех мастей в среде людей, принимающих решения и элиты в целом. И Михалков написал о том, что мы должны избавиться от сладостных иллюзий девяностых годов о вселенской любви Запада. Вы согласны с таким мнением, и если да, то как это всё будет проходить?

— Слово «революция» является для нашего президента ругательным. Более похабного слова, чем «революция», для Путина не существует, потому что две революции, которые случились в ХХ веке, отбрасывали нашу страну на несколько веков назад. В результате революции разрушилась Российская империя накануне победы, которая должна была дать нам новый толчок к развитию и процветанию. Наш главный противник Германия уже издыхала, а мы революцию у себя сделали. В итоге Германии, проигравшей стороне — отдали Украину и Белоруссию. Вторая революция разрушила Советский Союз, и мы съёжились до территории, которой владела Россия в период, предшествовавший эпохе правления царя Алексея Михайловича! При Алексее Михайловиче у нас уже левобережная Украина был присоединена. Вы представляете, на сколько веков мы отбросили сами себя благодаря слову «революция».

Поэтому никаких кадровых, не кадровых и прочих революций Путин не признаёт, и их не будет. Никогда он не будет действовать революционным способом. Если какой-то конкретный человек «косячит», не устраивает его работа — он будет уволен. Если он не «косячит», он не будет уволен. Всё. Никакого Дугина туда не поставят. Мне у него понравилось, как он написал про солнечного и лунного Путина. Дескать есть солнечный Путин, который стремится всё завоевать, а есть лунный Путин, который не хочет ничего завоевать. И вот он борется с собой. Это примитивный дуализм от человека, который претендует на лавры известного философа. На самом деле Путин ни с чем не борется. Он великолепный стратег. Очень хитрый человек, который имеет высокий дан по дзюдо, который ему давали в Японии не просто так. Он воин. Он кшатрий от начала до конца. Человек, который много лет служил в разведке КГБ, где его много чему научили. Это ещё советская школа. Это человек, который в девяностые годы жил в бандитском Петербурге и всякие тёрки там разруливал. Человек, который жил со всей этой ельцинской кликой. Он был вроде бы президентом, а рядом с ним сидит ельцинский премьер-министр Касьянов, сидит ставленник олигархов Волошин и куча всяких разных людей от Ельцина, которые после каждого его поручения звонят Борису Николаевичу и перепроверяют, можно это делать или нельзя. И Путин во всех этих условиях сумел не просто выжить и удержаться, но и смог выкинуть из страны серого кардинала Березовского, а следом за ним Гусинского и прочих, посадить Ходорковского, сумел построить работающее государство. Сумел остановить и пресечь сепаратизм на всех территориях. Переписал все законы, всех этих уральских республик и прочих самостийничавших субъектов, чтобы они не имели права на внешнюю деятельность и прочие вольности. Всё везде перелопатил и переработал. Путин имеет чёткие и выверенные планы, но они не такие примитивные, как хотелось бы многим. В том числе и Дугину. Никогда никто не мог Путина предугадать и никогда никто не предугадает. Во-первых, Путин всегда будет непредсказуем, во-вторых, он всегда выберет лучший вариант, в-третьих, он всегда победит, и Россия вместе с ним.                  

— Обычно из таких мощных конфликтов страны выходят либо окрепшими, как СССР и США после Второй Мировой войны, либо ослабленными, как Франция и Великобритания, потерявшая свои колонии и золотой запас, либо как, по сути, развалившаяся во второй раз Германия. Каковы ваши прогнозы относительно будущего для нашей страны?

— Да, сейчас идёт гигантская трансформация мира. Но она не зацикливается на Украине, и не следует думать, что там сейчас что-то решается в этом аспекте. Не это решающее место борьбы. Решающий фронт находится совершенно в другом месте. Решающий фронт сейчас там, куда Лавров недавно съездил — это Китай и Индия. Наша задача в том, чтобы союз с этими странами был крепкий. Глобальные союзы сейчас всё решают. В текущей трансформации мы видим, что мир стремительно делится на несколько частей.

Первая часть — это США и Великобритания в одном флаконе, в котором Англия выполняет скорее роль мозгового треста. Именно английская геополитика, английский дискурс, английские подходы рулят в американской политике. Америка имеет свои геополитические позиции и может действовать совсем не так, как Англия. У неё геополитические возможности гораздо шире, и у нас с Америкой когда-то в очень далёкой перспективе есть вероятность договориться, если создать ей другой, отличный от английского дискурс. Если оторвать её от Англии.

А вот Англия должна быть уничтожена. Это должно быть целью нашей политики вообще, потому что, пока Англия существует на планете Земля как государство, России и всем евразийским странам покоя не будет. Они 500 лет нам гадили и будут дальше продолжать это делать. Сейчас они используют Америку в своих интересах. Следующие, кого они используют — Западная и Центральная Европа. Европа — это не союзник, Европа — это их слуги. Больший рынок, обслуживающий их интересы, разнообразный ресурс, орудие и персонал.

Далее в этом списке самая низшая категория стран, обслуживавших их интересы. Это Польша, страны Балтии, Украина, Грузия, Молдавия, и прочие.

Вторая часть — это неприсоединившиеся страны. Это латиносы и часть африканцев, которые боятся англосаксов, элита которых во многом воспитана в их университетах, она воспитана на мифе о величии Америки и по инерции во всё это верит. Для них важно, чтобы Россия одержала какую-то серьёзную экономическую победу над англосаксонским миром, тогда они сделают свой выбор: быть с метрополией Запада или быть с Россией, Китаем и Индией. Когда они увидят, что в результате всех этих санкций, контрсанкций, газа за рубли и прочего настал кризис в Европе и там начался какой-то непонятный замес недовольных всем этим людей, а затем всё это начало негативно отражаться и на Америке, они перестанут отсиживаться и выжидать, как это по сути происходит сейчас, и определятся в нужную команду.

И третья часть — это наша коалиция в лице Китая, России, Индии и возможно ещё ряда государств, таких, как Иран, Пакистан, арабские страны, Венесуэла, и пр. Пока она не так жестко спаяна, как англосаксонская. У нас нет такого, чтобы из какого-то одного центра, например, жестко контролировались все СМИ или весь общественно-идеологический мейнстрим. Но у нас у всех есть понимание того, что Запад находится в фазе экономического заката, что он проповедует неприемлемую политику борьбы с традиционными ценностями, что он всех в мире давит и не уважает. И поэтому антиамериканизм, антизападничество растёт везде в мире: и в Латинской Америке, и на арабском Востоке, и в Африке, и в Евразии. Это общее видение и общий настрой помогают постепенно синхронизировать политику и совместные действия, будь то ОПЕК+ или китайский ответ на санкции Запада против нас.

При этом надо отметить, что мир сейчас действительно переживает кризисно-переломный момент, от которого пострадают все. И, возможно, мир будет отброшен в своём экономическом развитии на несколько десятилетий назад. Почему? Потому что вслед за Украиной грохнется Европа, а на неё завязаны и США, и Китай, и во многом Россия. Перестраиваться и выживать всем будет нелегко. И здесь, наряду с наличием собственных жизненно важных ресурсов, не последнюю роль будет играть единство общества, его сплоченность и ценностная твёрдость в своих убеждениях. Чего не скажешь, например, о США, где общественное противостояние на выборах уже дошло до захвата Конгресса. Россия и Китай в этом плане демонстрируют прямо противоположные тенденции. В них политический режим устоит, и когда развеются все тучи мировой переконфигурации, а они, я думаю, развеются где-то в начале тридцатых годов, то мы увидим на руинах старого мира устоявшие и окрепшие страны. А это будут Россия, Китай, Индия, которая никуда не денется, и ещё ряд государств на этой трансформации подскочит. Мы попытаемся в этом новом мире выстроить какие-то коалиции. Но тогда может оказаться, что китайцы уже не будут такими покладистыми, а попытаются перехватывать инициативу с целью переписать на себя англосаксонское наследство. Обострятся противоречия, но это обострение будет где-нибудь в середине тридцатых — начале сороковых годов. Нам ещё до них дожить надо.

Философ и политтехнолог. Кто такой Олег Матвейчев

Олег Анатольевич Матвейчев — политтехнолог, государственный и общественный деятель, философ, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи. Член комиссии по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России.

Действительный член (академик) Национальной Академии Социальных Технологий.

Государственный советник Российской Федерации III класса.

Родился 1 февраля 1970 г. в г. Новокузнецке Кемеровской области.

В 1993 году с отличием окончил Уральский государственный университет.

В 1993 году поступил в аспирантуру Института Философии и Права Уральского отделения РАН, во время учебы работал в вузах и школах Екатеринбурга преподавателем.

1995 году защитил диссертацию по философии политики и права Гегеля.

С 1996 года — научный сотрудник и старший научный сотрудник Института Философии и Права УрО. РАН, в Екатеринбурге. С этого же времени — активное участие в предвыборных кампаниях в качестве политического консультанта, а также работа по информационному сопровождению сторон в конфликтах собственников.

С 1999 года проживает в Москве, учредитель нескольких фондов, информационных агентств. Преподаватель спецкурсов в Высшей Школе Экономики и МГУ.

Создатель сайта «Медиаактивист», вошедшего в тройку самых популярных ресурсов рунета в разделе Политика в 2006 году.

Постоянный лектор молодежного лагеря «Селигер». Лучший преподаватель 2006 года Высшей Школы Управления.

С 2006 года сотрудник Администрации Президента Российской Федерации. Консультант, затем Советник Управления Президента Российской Федерации по внутренней политике.

Сотрудник предвыборного штаба Д. А. Медведева (2008 г.)

В 2010 году заместитель губернатора Вологодской области по связям с федеральными органами власти.

В 2011–2012 гг. заместитель губернатора Волгоградской области по информационной политике.

Профессор НИУ ВШЭ с 2007 по 2020 гг. Признан лучшим преподавателем философского факультета 2012 года, согласно опросу студентов.

Редактор журнала переводов «Герменея».

Редактор сайта www.heidegger.ru

Входит в 50 самых популярных блогеров Живого Журнала.

По данным кампании «Brand Analytics» по итогам за декабрь 2015 года блог Олега Матвейчева занял 6 место по цитируемости среди всех ресурсов рунета.

С 2016 года по настоящее время член Общественной Палаты г. Москвы

С 2017 по 2019 гг. Ведущий общественно-политической программы «В теме» на ТВ-канале «Москва−24».

Ведущий youtube-канала «Уши машут ослом».

Председатель Экспертного совета ЦИК «Рейтинг».

Член предвыборного президентского штаба В. Путина (2018 г.).

Много лет подряд входил в двадцатку лучших политтехнологов в России по рейтингу «Общей газеты», сайта ИЗБАСС и «Давыдов-индекс».

Работал во всех 85 регионах России и за рубежом.

Автор книг, «культовых» для политического консультирования.

С 2020 — профессор Финансового университета при Правительстве России.

Автор более 200 научных публикаций и 22 монографий.

Исполнительный директор фонда реализации общественных проектов «Время», который осуществил поддержку издания и переводов множества книг и исследовательских проектов.

Победитель Всероссийского конкурса «Лидеры России. Политика» (2020 г.).

Избран депутатом Государственной Думы 8 созыва. Заместитель председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи. Член комиссии по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России.

Имеет множество российских и международных наград.

Одна «первая премия» и две «вторых премии» Российской ассоциации политических консультантов за лучшие книги по политическому консультированию.

Вадим Бондарь