Первая кровь на Даманском

Пятьдесят лет назад, 2 марта 1969 года, Китай устроил вооруженную провокацию против Советского Союза, которая вылилась в крупнейший за всю историю ХХ века конфликт между соседними государствами.

«Змеев вдруг вскрикнул, остановился и сказал, что он ранен в ногу. Я хотел его утащить за остров. Тогда он начал кричать, чтобы я отходил за деревья и прикрывал его. До деревьев еще было метров около 20. Я пополз к Змееву, чтобы вынести его. До Змеева я не дополз метра полтора, он вдруг затих и уткнулся лицом в снег. Я окликнул его три раза, но он даже не пошевелился. Когда я приподнял ему голову, у него изо рта шла кровь и были выбиты зубы. Вторая пуля попала ему в затылок. Тогда я пополз за деревья и из-за них открыл огонь по провокаторам. В результате несколько из них были убиты и ранены». — рядовой пограничных войск КГБ СССР Пётр Плеханов о событиях 2 марта 1969 года на острове Даманском

Ко времени описываемых событий отношения Советского Союза и Китая были уже серьезно испорчены.

Две крупнейшие державы социалистического лагеря еще в первой половине 1960-х годов окончательно разошлись в вопросах идеологического характера, после чего Пекин стал определять политику СССР исключительно как «социал-империалистическую». Идеологические противоречия постепенно перетекли в политическую и экономическую плоскости. Естественно, тут же в Пекине вспомнили и о давней проблеме государственной границы.

Неравноправные договоры

Граница России и Китая впервые была обозначена ещё в XVII веке. Нерчинский договор 1689 года стал итогом ожесточённого противостояния русских первопроходцев, которые осваивали Дальний Восток, и маньчжуров, завоевавших весь Китай и считавших эти земли своей вотчиной. Притязания Империи Цин распространялись на огромную часть всех восточных российских земель от реки Аргунь вплоть до Северного Ледовитого океана. Но стойкое сопротивление гарнизона Албазинского острога – первого русского поселения на Амуре, державшего осаду в течение целого года, поумерило пыл маньчжуров, и они ограничились лишь приобретением Приамурья. Россия отделалась потерей малозаселённых и удалённых земель, а взамен получила мирный договор с могущественным соседом. В дальнейшем граница была уточнена Буринским и Кяхтинским договорами, но они не оказали заметного влияния на взаимоотношения двух стран.

В следующие полтора века расклад сил кардинальным образом поменялся. Китай раздирали крестьянские войны и восстания тайпинов. Опиумные войны, развязанные западными державами, грозили закончить славную историю маньчжурской династии Цин. Россия же в это время была на пике развития своей экспансионистской политики и не могла не воспользоваться открывшимися перспективами. Сплавы графа Николая Муравьёва явочным порядком закрепили земли вдоль Амура за русским императором, юг Дальнего Востока стал активно заселяться русскими подданными и Китай ничего не мог с этим поделать. Итогом этой экспансии стало заключение в 1858 году Айгунского договора, который провёл новую границу от реки Аргуни по руслу Амура вплоть до его впадения в Охотское море. Граф Муравьёв получил прозвание Амурский, а Россия получила обширные дальневосточные земли, ранее принадлежавшие Китаю. Условия этого договора усовершенствовал Пекинский договор 1860 года. Китай был вынужден идти на уступки российскому императору, опасаясь начала новой безнадёжной войны на своих северных рубежах.

Именно тогда и была заложена бомба замедленного действия, рванувшая в 1969 году. Дело в том, что оба эти договора на многие годы стали настоящей головной болью китайских властителей. Согласно им граница проходила по левому китайскому берегу пограничных рек, а значит все острова отходили российской стороне. Это противоречило устоявшейся мировой практике прокладывания границ по фарватеру. Из-за этого китайцы очень скоро начали считать оба договора «неравноправными» и «несправедливыми», но вплоть до середины ХХ века никаких реальных действий для изменения этой ситуации не предпринимали.

Кто тут самый главный коммунист?

Первая половина ХХ века стала временем коренных преобразований в истории Китая. В 1911 году там началось Учанское восстание, переросшее в Синьхайскую революцию, свержение маньчжурской династии Цин и провозглашение Китайской республики. На следующие 20 лет до прихода к власти лидера партии Гоминьдан – Чан Кайши, страна превратилась в арену ожесточённых политических баталий. Затем последовали конфликты с СССР вокруг Китайско-Восточной Железной дороги, оккупация Китая японской армией, сражения Красной Армии с японцами на Халхин-Голе, Вторая Мировая война и боевые действия 1945 года в Маньчжурии. Всё это яркие страницы истории СССР и Китая, но они не имели прямого отношения к пограничным конфликтам.

В 1949 году после изнурительной гражданской войны власть в Китае захватили коммунисты во главе с Великим Кормчим Мао. Следующее десятилетие прошло под знаком тесной дружбы двух коммунистических стран. СССР оказывал молодым коллегам всемерную помощь, помогал строить заводы и обучать армию. Но к началу 1960-х годов дружба сошла на нет. Мао Цзэдун крайне негативно отнёсся к развенчанию культа личности в СССР после смерти Сталина, и с большим скепсисом принял новый курс «старших товарищей» на «мирное сосуществование с капиталистическим Западом». Отныне дороги двух самых больших в мире коммунистических партий разошлись. Советский Союз стал пугалом для внутреннего пользования. Его обвиняли в «империализме», «коллаборационизме», «соглашательстве» и прочих смертных грехах, несовместимых с гордым званием главного авторитета прогрессивного мира.

К концу 50-х Китайская Народная республика уже достаточно окрепла, чтобы попытаться упрочить свое мировое положение. Мао видел отличный способ достижения этой цели в предъявлении территориальных претензий к соседям. Молодая коммунистическая нация росла не по дням, а по часам и ей требовалось больше жизненного пространства. Первой ласточкой стал конфликт с Тайванем в 1958 году из-за нескольких спорных островов в Тайваньском проливе, второй стала война с Индией из-за спорных территорий в штате Кашмир в 1960-1962 годах. Рано или поздно очередь должна была дойти и до Советского Союза с его «неравноправными» договорами.

С начала 1960-х Пекин стал проявлять уже открытую враждебность к своему северному соседу. СССР разворачивал контрпропаганду. Правительство Китая публично заявило свои права на почти 1,5 миллиона квадратных километров советской территории, включая часть Приморья, Тувы, Казахстана и других среднеазиатских республик.

В 1964 году по инициативе Хрущёва на переговоры в Пекин отправилась межведомственная комиссия во главе с начальником управления Погранвойск КГБ СССР П.И. Зыряновым. Переговоры об урегулировании пограничных противоречий были долгими и сложными. К общему знаменателю прийти так и не удалось.

В 1966 году в Китае стартовала «Культурная революция» — идейно-политическая кампания, направленная на борьбу с внутренними и внешними врагами коммунизма. Напряжённость на границе стала ее нормальным состоянием. Нарушения границы стали носить демонстративный и провокативный характер. Толпы китайцев, гражданских и военнослужащих, устраивали целые митинги на нейтральной полосе. Вооружённые красными цитатниками Мао, транспарантами и мегафонами они выкрикивали в адрес пограничников оскорбления, заявляли, что находятся на своей территории, бросались подручными предметами и провоцировали драки. Особенно напряжённой была обстановка на участках Тихоокеанского и Дальневосточного пограничных округов. Число провокаций выросло в разы. С 1965 года советская сторона ежегодно фиксировала от нескольких сотен до тысячи таких инцидентов.

Самые яростные схватки происходили в Приморском крае в районе островов Киркинский, Даманский и Большой. ЧП случались здесь по несколько раз в неделю, зачастую приходилось вступать с китайцами в настоящие рукопашные схватки. Дрались дубинами, черенками лопат, отбивались прикладами автоматов. Более рослые и крепкие советские пограничники почти всегда одерживали верх над щуплыми китайцами, появились первые раненые и покалеченные. Во время одного из столкновений с провокаторами, когда тех пытались выдавить с советской территории при помощи грузовиков и бронетранспортёров, несколько китайцев попали под колёса и погибли.

Гром грянул в 1969 году. После обсуждения пограничного вопроса в Центральном военном совете Китайской Народной Республики Мао отдал приказ подготовить локальную военную операцию против СССР. Успешная вооружённая провокация должна была «удобрить почву» перед новыми переговорами. Местом удара был выбран Даманский – необитаемый остров на пограничной реке Уссури, площадью меньше одного квадратного километра. Службу здесь несли пограничники 57-го Иманского погранотряда.

Остров, названный так в честь инженера-путейца Станислава Даманского, погибшего на Уссури во время бури, имел и китайское название Чжэньбао дао —«Драгоценный остров». До 1991 года, когда остров был передан Китаю, он оставался предметом территориальных споров между Поднебесной и Советским Союзом. Но в историю Даманский вошел, прежде всего, благодаря вооруженному конфликту, разгоревшемуся пятьдесят лет тому назад.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года 77 китайских военнослужащих, одетых в зимний камуфляж, переправились на остров Даманский и заняли позицию на высоком западном берегу острова. Они оставались незамеченными до 10:20 утра 2 марта. Именно в это время на ближайшую 2-ю пограничную заставу «Нижне-Михайловка», входившую в состав 57-го Иманского пограничного отряда, поступило сообщение от наблюдательного поста. Сообщалось, что в сторону Даманского движется вооруженная группа численностью до 30 человек.

Застава была поднята по тревоге, после чего к месту нахождения вооруженных людей на автомобилях ГАЗ-69 и ГАЗ-66 и одном бронетранспортере БТР-60ПБ выехал отряд пограничников численностью 32 человека. Командовал операцией начальник пограничной заставы «Нижне-Михайловка» старший лейтенант Иван Стрельников.

29-летний Иван Стрельников уже одиннадцать лет служил в пограничных войсках. Он был призван на военную службу в ПВ в 1958 году, остался на сверхсрочную службу, после чего получил звание младшего лейтенанта, был заместителем начальника заставы по политической части, а потом был повышен и до начальника заставы.

Прибыв к южному берегу острова, пограничники разделились на две группы. Первую группу возглавил старший лейтенант Стрельников. Она направилась в сторону китайских солдат, которые стояли прямо на льду юго-западнее острова. Вторая группа, которой командовал сержант Владимир Рабович, должна была прикрыть группу Стрельникова и отсечь еще одну группу китайцев.

Примерно в 10:45 старший лейтенант Стрельников заявил китайским военным протест по поводу нарушения ими государственной границы Советского Союза. Начальник заставы приказал китайским солдатам немедленно покинуть пределы советской территории. Однако один из китайцев вскинул руку вверх и тут же его подчиненные открыли огонь по советским пограничникам. Группа Рабовича попала в засаду на берегу острова Даманский.

Стрельников и шедшие с ним семеро советских пограничников были убиты. Китайцы еще и поглумились над телами погибших воинов. Было почти полностью уничтожено отделение, которым командовал сержант Рабович – из 11 солдат в живых остались только рядовой Геннадий Серебров и ефрейтор Павел Акулов. Ефрейтора Акулова китайцы в бессознательном состоянии захватили в плен и замучили до смерти.

Пока на острове убивали советских пограничников, начальник располагавшейся по соседству со 2-й погранзаставой 1-й пограничной заставы «Кулебякины сопки» старший лейтенант Виталий Бубенин получил сообщение о стрельбе на Даманском. Собрав 23 пограничника, на БТР-60ПБ и ГАЗ-69 Бубенин срочно выехал на помощь пограничникам Стрельникова. Прибыв к острову, люди Бубенина заняли оборону. Китайцы приступили к обстрелу позиций пограничников из минометов.

Станковый пулемет на бронетранспортере пограничников отказал в самый неподходящий момент и Бубенин направил БТР на замену пулемета, а затем, когда БТР вернулся, выдвинулся на нем в тыл китайскому отряду. По протоке Уссури бронетранспортер выехал навстречу китайской пехотной роте и расстрелял ее прямо на льду реки. После того, как бронетранспортер был подбит, Бубенин со своими пограничниками двинулись к берегу. Они смогли эвакуировать тело погибшего Стрельникова, переместить его в другой бронетранспортер и выдвинуться вновь в сторону китайцев, уничтожив их командный пункт.

Ожесточенный бой с китайцами вело отделение младшего сержанта Юрия Бабанского. Юрий Бабанский родился в селе Красный Яр в Кемеровской области в 1948 году, был призван в Пограничные войска КГБ СССР. Отделение пограничников под его командованием умело рассредоточилось и вступило в бой с китайцами. Кроме того, пограничникам удалось собрать тела погибших товарищей и вынести из-под обстрела раненых сослуживцев.

Примерно в 13:00 китайцы начали отступать. Через двадцать минут, в 13:20, к Даманскому прилетели на вертолете начальник 57-го Иманского пограничного отряда полковник Демократ Леонов с офицерами отряда, были подтянуты подкрепления с соседних застав. Полковник Леонов распорядился снять с учений школу сержантского состава и вместе с мотоманевренной группой погранотряда перебросить ее к Даманскому. На самом острове начальником политотдела погранотряда подполковником А.Д. Константиновым были организованы поиски раненых и погибших советских пограничников. К вечеру 2 марта остров Даманский окончательно был взят под контроль советскими пограничниками.

Но командование пограничных войск прекрасно понимало, что за провокацией 2 марта могут последовать и новые враждебные действия со стороны Китая. Поэтому к границе была подведена и развернута 135-я мотострелковая дивизия Советской Армии, вооруженная артиллерией и системами БМ-21 «Град», дополнительные силы пограничных войск. Но и китайцы сосредоточили у границы 24-й пехотный полк.

Бой 2 марта 1969 года, несмотря на его скоротечность, унес жизни 31 советского пограничника, еще 14 военнослужащих ПВ СССР получили ранения различной степени тяжести. Уже в апреле китайцы выдали советской стороне тело 32-го погибшего пограничника – ефрейтора Акулова, который попал в бессознательном состоянии в плен и вскоре умер, вероятно – от пыток.

Комиссия КГБ СССР, которая вела расследование инцидента, определила китайские потери в 39 человек убитыми. Кроме того, следователи обнаружили на острове Даманском 306 специально оборудованных циновками и брустверами «лёжек» — позиций китайских солдат. Там же были обнаружены маскировочные халаты цвета тающего снега, а также большое количество порожних бутылок китайской водки.

Пограничники после боя 2 марта

Погибший начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников уже 21 марта 1969 года был удостоен высокого звания Героя Советского Союза посмертно. Именем Стрельникова впоследствии назвали поселок в Омской области, пограничный отряд, несколько улиц в ряде городов. Каждый год в Омске проводится турнир по армейскому рукопашному бою среди детей памяти Ивана Стрельникова.

Высокое звание Героя Советского Союза получил и начальник 1-й пограничной заставы старший лейтенант Виталий Бубенин. Он, раненый и контуженный, руководил боем и смог практически разгромить напавший на советских пограничников китайский отряд. После лечения в госпитале карьера Виталия Бубенина резко пошла вверх. Он окончил Военно-политическую академию им. В.И. Ленина, а 5 сентября 1974 года был назначен командиром только что созданной по личной инициативе председателя КГБ СССР Юрия Андропова группы «А» («Альфа»).

Виталий Дмитриевич Бубенин командовал «Альфой» до 1977 года, а затем вернулся в Пограничные войска, в которых прослужил еще двадцать лет, дослужившись до звания генерал-майора, должностей заместителя командующего Дальневосточным пограничным округом (1991-1993) и начальника Хабаровского пограничного института (1993-1995).

Младший сержант Юрий Бабанский также получил звание Героя Советского Союза, продолжал службу в Пограничных войсках КГБ СССР на офицерских должностях, после распада СССР служил в пограничных войсках Украины, где дослужился до должности заместителя командующего, а выйдя в отставку, вернулся в Россию – в родную Кемеровскую область.

Битва на острове Даманском 2 марта 1969 года не стала завершающей в цепи провокаций китайской стороны. На следующий день после кровопролития на острове, в Пекине прошла якобы стихийная демонстрация у здания посольства СССР в Китае. 4 марта официальная китайская печать (газеты «Жэньминь жибао» и «Цзефанцзюнь бао») опубликовали статью, которая прямо обвиняла в произошедшем советские войска. Якобы это советские пограничники вторглись на остров Чжэньбаодао на реке Усулицзян в провинции Хэйлунцзян, открыли огонь по китайским пограничникам.

Ответ китайской прессе дала советская газета «Правда», где была опубликована статья «Позор провокаторам!». Кроме того, 7 марта 1969 года в Москве состоялась демонстрация у посольства КНР в Москве. Участники пикетирования забросали здание посольства пузырьками с чернилами. Советское правительство направило Китаю официальную ноту протеста с резкой критикой провокационных действий на советско-китайской границе.

После первого масштабного инцидента на границе, стоившего жизни 31 советскому пограничнику, отношения между СССР и КНР еще более ухудшились. Но в Пекине не собирались отказываться от своей стратегии провокаций. Была взята лишь временная передышка – затем, чтобы по прошествии менее чем двух недель вновь устроить кровопролитие.

Интересно, что в отличие от многих других пограничных конфликтов с Китаем, имевших место в конце 1960-х годов, события на острове Даманский были сразу же преданы огласке советским руководством. Сразу же стали освещать конфликт с соседней страной и в Пекине. Судя по всему, и Советский Союз, и Китай использовали события на Даманском как своего рода повод для дальнейшего ухудшения отношений.

Источник: masterok.livejournal.com