Россияне пересаживаются с водки в автомобили

Ирина Алкснис, ria.ru

Существенная проблема российской общественно-политической дискуссии заключается в том, что поступающие из реального мира факты используются не для осмысления и извлечения выводов, а для подкрепления уже существующих позиций сторон.

Сообщения о негативных событиях и тенденциях — которые, что уж тут спорить, появляются регулярно, — берут на вооружение критики власти, бескомпромиссно обличающие реалии современной России и предсказывающие близящуюся неизбежную катастрофу. Сторонники государства не отстают и, используя не менее регулярные позитивные новости, уверенно доказывают обратное — что наша страна успешно развивается.

Однако зачастую приводимые спорщиками факты представляют собой разные стороны одного и того же феномена, который при этом остается за рамками внимания участников дискуссии.

На днях произошло очередное показательное в этом смысле событие.

Одна из самых крупных и влиятельных в мире маркетинговых компаний Nielsen обнародовала результаты очередного исследования российского рынка. Из него следует, что более половины россиян в 2018 году сокращали расходы в целях экономии.

Главные статьи урезания трат — одежда и развлечения, на них экономили 59 и 57 процентов респондентов соответственно. Более 55 процентов отдавали предпочтение более дешевым брендам, 40 процентов избегали кафе и ресторанов, 38 процентов ограничили себя в обновлении техники, а 45 процентов — в коротких отпусках.

Более того: люди стали пить меньше водки.

Естественно, озвученные данные послужили для оппозиции поводом в очередной раз обвинить Кремль во всех грехах.

Правда, на фоне, казалось бы, повсеместного затягивания гражданами поясов Nielsen отчетливо выявила и иной тренд: россияне не экономят на еде, а сознательно перестраивают рацион на более здоровый. Шестьдесят семь процентов респондентов сообщили, что стараются выдерживать полезную для здоровья диету с увеличением потребления натуральных и свежих продуктов и сокращением жиров (53 процента) и сахара (65 процентов).

Эти потребительские установки любопытным образом коррелируют с объективными показателями. Например, посещаемость кинотеатров в прошлом году действительно заметно сократилась по сравнению с 2017-м: с 213,5 миллиона зрителей до 200,3 миллиона. Так что тут отмеченная маркетологами экономия россиян на развлечениях вполне совпала с финансовыми результатами киноотрасли.

Зато рынок электроники, бытовой и компьютерной техники продемонстрировал впечатляющий рост — более чем на 18 процентов, а продажи легковых автомобилей увеличились на 13,3 процента.

Плюс, безусловно, нельзя не упомянуть исторический рекорд в ипотеке: за год в стране оформлено 1,47 миллиона ипотечных кредитов на общую сумму 3,012 триллиона рублей.

Все это делает очевидной неадекватность привычных споров о том, нищает ли российское население, или ему, наоборот, «жить стало лучше, жить стало веселее». Потому что развивающиеся на наших глазах процессы — вообще про другое.

Маркетологи скажут — и будут правы со своей колокольни — что меняется потребительское поведение в условиях сложной экономической ситуации. Россия, кстати, в этом смысле находится в русле общемирового тренда. По всему миру ретейлеры одежды сталкиваются с масштабными проблемами, поскольку люди все меньше видят смысла в переплачивании за бренд, когда аналогичный по качеству ноу-нейм можно купить в разы, а то и на порядок дешевле. Да достаточно взглянуть на Москву, которая массово — вне зависимости от пола, возраста и достатка — переоделась в джинсы, футболки, куртки и надела рюкзаки.

Но в случае России дело не только в потребительском поведении.

О чем же говорят перечисленные выше факты?

О том, что российское общество смотрит в будущее и занимается долгосрочным планированием.

Переоценить значение произошедшего перелома невозможно. Ведь даже «тучные нулевые», ставшие символом путинской стабильности, представляли собой угар сиюминутного потребления — «бессмысленного и беспощадного».

И вот у нас на глазах привычная отечественная мантра «В России ничего планировать нельзя — надо жить здесь и сейчас, потому что завтра все рухнет или все отнимут» сменилась двадцатипятилетними ипотеками, пристальным изучением этикеток на продуктах и по-бюргерски расчетливым отношением к семейному бюджету даже в весьма обеспеченных кругах. Не потому, что денег нет, а потому, что их можно потратить более эффективно.

Это не просто обстоятельство, которое ныне должны учитывать маркетологи, работающие на российском рынке. Это фактор, на глазах формирующий основу всей государственно-политической системы России и задающий ей качественно новый уровень прочности и стабильности. Политические оценки и прогнозы теперь имеет смысл делать исключительно с его учетом.

Российское общество, так долго ощущавшее себя в состоянии безвременья, вновь увидело будущее — и стало активно его строить. Не абстрактное светлое будущее, а вполне конкретное — с детьми и внуками, хорошим здоровьем, устроенным бытом и отпусками в Сочи или Крыму.

Именно ради этого будущего сегодня люди в стране массово отказываются от лишнего похода в кафе.