В одном потоке: повлияет ли запуск Трансанатолийского TANAP на экспорт российского газа

Министр энергетики и природных ресурсов Турецкой республики Берат Албайрак назвал дату ввода в эксплуатацию Трансанатолийского газопровода (TANAP). Газовая магистраль будет запущена уже через месяц, 12 июня 2018 года. Церемония открытия состоится при участии лидеров Турции и Азербайджана — Реджепа Тайипа Эрдогана и Ильхама Алиева, а также иностранных правительственных делегаций.

Министр энергетики Турецкой республики сравнил TANAP с другим газотранспортным проектом — Nabucco. «Обсуждения по вопросу реализации Nabucco продолжались долгие годы, но подвижек достигнуто не было. В то же время благодаря сотрудничеству Турции и Азербайджана реализация проекта строительства Трансанатолийского газопровода близится к концу», — цитирует Албайрака агентство Anadolu.

Первые поставки газа по трубопроводу начнутся уже 30 июня. Об этом в апреле рассказал генеральный директор проекта Салтук Дюзйол.

Потребительский бум

Напомним, Трансанатолийский газопровод является составной частью энергетического проекта «Южный газовый коридор» (ЮГК), наряду с проектом Трансадриатичского газопровода (TAP).

Маршрут TANAP в Европу из Азербайджана пролегает через Грузию и Турцию, а TAP — через Грецию, Албанию и Италию. Планируется, что по обеим веткам европейским потребителям будет поставляться газ месторождения «Шах— Дениз». Напомним, 8 мая министр энергетики Азербайджана Пярвиз Шахбазов назвал суммарный объем добытого в месторождении природного газа за период с 2005 по 2018 год — 91,7 млрд кубометров сырья. Также ведётся разработка второй стадии месторождения «Шах Дениз— 2».

Планируется, что добыча газа здесь будет начата уже осенью текущего года – такой прогноз ранее представили в государственной нефтегазовой компании Азербайджана SOCAR. Впрочем, поначалу природный газ будет выкачиваться в небольших объемах, а по TANAP будет поставляться газ с ныне работающего месторождения «Шах Дениз— 1».

Оператором разработки «Шах Дениз — 2» является британская BP. В компании ожидают, что в 2019 году объемы поставок азербайджанского газа на турецкий рынок увеличатся до 8,5 млрд кубометров, в 2017 году этот показатель составил 6,5 млрд кубометров. К 2021 году объем добываемого на месторождении «Шах Дениз —2» газа планируется довести до показателя 25 млрд кубометров в год.

Всего же объемы разведанных в Азербайджане месторождений природного газа составляют порядка 2,5 трлн кубометров. Для сравнения, газовые ресурсы Катара достигают 20 трлн кубометров, доказанные запасы Ирана превышают 33 трлн кубометров. Поэтому азербайджанские поставки не повлияют на энергетический баланс Евросоюза, потребности которого только за 2016 год составили 531 млрд кубометров газа. Баку же планирует на первых порах поставлять по TANAP в Европу 10 млрд кубометров природного газа в год, и ещё 6 млрд кубометров будет экспортироваться на турецкий рынок. В 2017 году потребление природного газа в Турции составило 53 млрд 484 млн кубометров, такую статистику представили ранее в Управлении по регулированию энергетического рынка Турции (EPDK).

Эксперты считают, что для разговора о том, что TANAP составит конкуренцию российским газовым проектам, нет практических оснований.

«Представляется, что серьёзной конкуренции азербайджанские поставки не составят, даже если говорить о турецком рынке, — отметил в интервью RT заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. — В прошлом году Турция максимально закупала газ из всех возможных источников, а для расширения поставок в будущем необходимо нарастить инфраструктуру. Потребление газа в Турции растёт по ряду причин: и общий рост экономики, и развитие газификации, и рост газовой генерации — там есть все перспективы для интенсивного расширения потребления».

Похожей точки зрения придерживается и директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Как пояснил эксперт в интервью RT, когда «Турецкий поток» начинал строиться, TANAP уже реализовывался, и его наличие было учтено при планировании нашего газопровода.

«В любом случае первой ветке «Турецкого потока» этот проект не составит конкуренцию, речь идёт о поставках на турецкий рынок. Что же касается второй ветки, то здесь всё зависит от позиции Евросоюза. Но как бы там ни было, Турция превращается в достаточно серьёзный газовый хаб и заинтересована в реализации обоих проектов», — подчеркнул Пикин.

Потенциальные партнёры

Проектная мощность веток ЮГК составляет 30—31 млрд кубических метров газа в год, в перспективе она может быть расширена до 60 млрд. В Баку рассчитывают, что к поставкам газа по «Южному газовому коридору» в будущем смогут присоединиться и другие экспортёры, в этой роли рассматриваются, например, Иран и Туркменистан. О том, что Тегеран заинтересован принять участие в проекте ранее заявлял министр нефти Ирана Бижан Зангане. В планах иранской стороны наращивание экспортных поставок газа с 60 млн кубометров в сутки до 200 млн кубометров к 2021 году, об этом 11 мая сообщил глава Национальной иранской газовой компании (NIGC). При этом приоритетными направлениями сбыта сырья для Тегерана сегодня являются соседние страны, пояснили в компании.

По мнению экспертов, в первую очередь речь идёт о Пакистане и Индии. В ноябре 2017 года Россия и Иран подписали меморандум о взаимопонимании по проекту строительства газотранспортной магистрали из Исламской республики в Индию, в проекте также примут участие индийские и пакистанские компании. В то же время планы по поставкам иранского газа на европейский рынок могут натолкнуться на противодействие со стороны США. Напомним, 8 мая 2018 года Белый дом объявил о выходе США из сделки по иранской ядерной программе (СВПД), кроме того, американский Минфин ввёл новые санкции против иранских компаний, занятых валютными операциями. Хотя в Евросоюзе заявляют о намерении отстаивать собственные экономические интересы, невзирая на позицию Вашингтона, ситуация остается нестабильной, считают эксперты.

Со своей стороны, Ашхабад давно ведёт переговоры с Евросоюзом о возможных поставках туркменского газа через «Южный газовый коридор» — для этого необходимо сначала проложить газопровод по дну Каспийского моря. Отметим, что разговоры о строительстве такой газовой магистрали ведутся на протяжении двух десятилетий, одним из существенных препятствий является неопределённость правового статуса Каспийского моря.

«В первую очередь, вся инфраструктура создается под азербайджанский газ. О том, что в проекте может быть задействован газ из других источников, разговоры ведутся уже не один десяток лет. Для этого есть естественные ограничения: к примеру, Иран сейчас не полностью использует собственные газопроводные мощности – какой ему смысл идти в TANAP через Азербайджан? Имеются затруднения и в отношении Туркменистана», — считает Алексей Гривач.

Непрямой реэкспорт

Эксперты не исключают того, что одним из участников проекта «Южный газовый коридор» в будущем может стать российский «Газпром». Напомним, в прошлом году российская госкомпания и Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР) подписали контракт, по условиям которого Россия будет поставлять в республику 1,6 млрд кубометров газа в год — на фоне развития экспортных проектов Баку обратился к импортным поставкам газа для внутреннего потребления.

Параллельно продолжается строительство газопровода «Турецкий поток», 1 мая 2018 года была завершена глубоководная укладка первой нити магистрали, предназначенной для экспорта газа на турецкий рынок. Работы по прокладке второй нити начнутся в третьем квартале 2018 года — по ней природный газ будет поставляться в Европу. Суммарная запланированная мощность обеих ниток составит 31,5 млрд кубометров газа в год. Напомним, в 2016 году уровень добычи природного газа «Газпромом» составил 419,1 млрд кубометров.

Отметим, что в январе 2017 года российская энергетическая компания уже обсуждала возможность использования одной из веток ЮГК — Трансадриатичского газопровода — для экспорта российского газа в Европу. Об этом рассказал журналистам зампред «Газпрома» Александр Медведев на пресс-конференции в столице Австрии.

Такой вариант развития событий, несомненно, расстроит Вашингтон, с самого начала поддерживавший проект ЮГК — в Белом доме считают, что запуск Трансанатолийского и Трансадриатического газопроводов внесёт значительный вклад в энергетическую безопасность Европы и поможет европейцам избавиться от монополизма «Газпрома». Выступая на международной конференции «Нефть и газ Каспия— 2017» в мае 2017 года президент США Дональд Трамп заявил о приверженности американских властей проекту «Южного газового коридора».

«Энергетика и политика сейчас неразрывно связаны и, конечно, США будут против того, чтобы Россия вошла в этот проект — несомненно, американская сторона попытается оказать давление», — отметил Серегй Пикин.

Однако, по мнению эксперта, вероятность того, что в поставках по «Южному газовому коридору» может принять участие российская сторона, довольно высока.

«Согласно принципам конкуренции, в поставках должны принимать участие разные экспортёры, и почему бы одним из них не стать «Газпрому»? Это вполне возможный вариант, — отметил Пикин. — Анкара точно не станет возражать против этого. Что же касается возможной позиции Баку, то она прояснится в ходе переговоров».

С точки зрения Алексея Гривача, прежде всего российский газ может быть задействован в скрытом реэкспорте топлива в Европу и Турцию. Дело в том, что спрос на газ растёт и на внутреннем азербайджанском рынке, поэтому Баку и начал импорт газа из России.

«Такая практика существует, но для покупателей азербайджанского газа это определённый сигнал о том, что выполнение всех обязательств со стороны Баку не гарантировано без дополнительных схем. Это не будет прямым реэкспортом, но покрытие собственных потребностей за счёт импорта в этой ситуации можно отнести к скрытому реэкспорту. Что же касается второй ветки ЮГК — TAP, то газопровод пока не достроен. Если после запуска этой ветки выяснится, что азербайджанского газа не хватает для её заполнения, не исключено, что газ из «Турецкого потока» может быть доставлен европейским потребителям по этой магистрали, чтобы она не простаивала», — подвёл итог Алексей Гривач.

Надежда Алексеева — RT