Цивилизации без России — не будет

 

У человеческой цивилизации, идущей из седой глуби времён в наши дни, и (будем надеяться) – в грядущее есть детали необходимые и детали дублирующие. Подобно тому, как в организме некоторые клетки незаменимы и неизменны (некоторые нервные клетки), а другие – способны к полной регенерации при повреждении, и обновляются полностью каждые 4-7 лет. В 70-е годы прошлого века, когда человечество ещё не свихнулось, ООН рассчитала список «дублёров» мировой человеческой цивилизации. Так появился список из 5 держав планеты, которые способны (были тогда) «самостоятельно производить все виды промышленной продукции, известные человечеству».

То есть, грубо говоря, каждая из этих 5 держав являлась уменьшенной, но полной, без изъяна, копией общечеловеческой цивилизации. Останься она даже в полном одиночестве – в копилке человеческих знаний не убыло бы ничего! Россия (СССР) входила тогда в этот список…

+++

Но поскольку таких, как Россия-СССР, было ещё четыре (тогда, не сейчас), возникает интересный теоретический вопрос: а смогла бы человеческая цивилизация сохранится и развиваться без России?

Если бы из пяти, составленных гением человечества, энциклопедических копий полного всезнания осталось бы три или две? Или одна? Ведь из 5 рукописных текстов Мелье до нас дошёл только один, но современной популярности утописта Мелье это никак не помешало…

Это очень интересный и большой вопрос, который не о России, а о цивилизации. Чем она является? Случайной кучей хлама? Или хорошо структурированной энциклопедией? Или ковчегом Завета, для которого священная качественность знаний гораздо важнее общей эрудиции их количества? Или же (мой взгляд) – библиотекарем, который хранит и выдаёт учащимся энциклопедии и сакральные свитки?

Чем из перечисленного является цивилизация? В зависимости от ответа на этот вопрос может быть понята и роль России в мировой цивилизации.

+++

Катехон — богословское и политологическое понятие из христианской эсхатологии. Это государство, имеющее миссию препятствовать окончательному торжеству зла в истории.

У нас газета экономическая, приземлённая, и чтобы отойти от высокой метафизике к понятной практике, скажем так: жертва каннибалов не может сама противостоять каннибалам. По той простой причине, что если бы могла – не стала бы жертвой. Отбилась бы. А раз не отбилась – значит не смогла. Логично?

Чтобы предотвратить каннибализм (к которому мы относим не только пожирание тела, но и пожирание необходимого продолжения тела – средств к существованию человека) – нужен кто-то, кто сильнее каннибалов, но при этом сам не каннибал. Библейская фигура пастыря – который и не волк, и не овца. И чем дальше, тем всё более очевидно, что функции катехона лежат в современном мире на России.

Вообразим, что её нет. Если США при «живой России» устраивают такое, как Югославия, Ирак, Ливия, Сирия – то вообразите масштабы их каннибализма и хищничества в отсутствии сдерживающих факторов (при самодовольстве самозамкнутого Китая)?

Существует определённый социальный закон, который гласит, что всякое безнаказанное зло имеет тенденцию к расширению. Иначе говоря, почти неизбежно безнаказанность развращает и растлевает могущество.

Если хищничество сошло с рук без последствий, если «дельце выгорело» – то это побуждает к умножению аналогичных деяний. Именно так и появлялись на заре истории все её «пресекатели» — Аттилы и Батыи. Совсем пресечь прогресс они не смогли – но на века назад его отбросить – им удавалось.

Но что такое Орда? Отвечу так: Орда есть сила, не имеющая никакой идеологии, кроме собственного обогащения и торжества. И современный Запад, матёрый хищник – идеально подходит на роль Орды нового времени, на роль стирателя цивилизации, сложные отношения внутри которой, конечно же, не могут базироваться на примитиве простого насилия.

Заменяя силу права (абстрактное мышление универсалиями) правом силы (грубая конкретика расправы без обобщений практики) Запад делает ненужным и излишним нагромождением всё гуманитарное наследие человечества. Сложный, и оттого хрупкий, рефлексирующий человек уступает место цельной и прочной личности бандита, гунна и вандала. Скажем, Сократа или Аристотеля отравили даже просвещённые греки – как же могут Сократ или Аристотель рассчитывать выжить и работать в гуннско-вандальской среде?!

Отсутствие внятной и человечной, духовно-развитой идеологии на Западе обуславливает и отсутствие там универсалий в головах. Поклонение Золотому Тельцу – это первобытное варварство и идолопоклонство даже для древних цивилизаций, что уж говорить о XXI веке!

+++

Деидеологизация делает мотив грабежа безальтернативным. Если я хочу чего-то абстрактного, общего, чего-то для всего человечества – то я отвлекаюсь на это и отвлекаю силы. Если же желания мои не выходят за пределы конкретных личных нужд – то никакой альтернативы разбою внутри меня не останется.

Человеческая мысль строилась изначально на подавлении зоологических желаний и простейших инстинктов с их простыми решениями, вырванными из сложно-подчинённой причинно-следственной цепи. Животное не думает дальше завтрашнего дня, человек думает о годах и десятилетиях будущего, гениальный человек – думает о вечности. Чем ближе человек к животному – тем короче его приводной механизм мотиваций: остаются только непосредственное желание (похоть) и кратчайший путь его осуществления.

Отметим здесь разницу между разумом и эмоциями, которая выражается в логической скованности рассудка и произвольном характере желания.

+++

Рациональная потребность выражается через целый ряд проверяемых и ясных причин, она логически выводима и логически обоснована. Желание, эмоциональное хотение – никак обоснованы быть не могут, кроме как через самих себя.

Рассмотрим пример такого рода: разницу между утверждениями «мне нужен аспирин» и «мне хочется аспирину». Первое утверждение – рационально доказуемо или опровергаемо. Лекарство нужно больному, причём больному строго определённой болезнью, причём в строгой норме, предписанной медицинской наукой. И если мне действительно нужен аспирин, то мне есть чем это обосновать, и я могу это обосновать вполне рационально.

Желание же необъяснимо и сводится к самому себе. Ну, вот нравится мне вкус аспирина, как алкоголику спиртное, курильщику – табачный дым, и т.п.! С этим что делать? Доказывать, что объективно тебе аспирин не требуется, потому что ты здоров и всё такое прочее? На человека рационального доказательства подействуют, на эмоционального – нет. Он ведь хочет не с какой-то внятной целью, а просто так. Скажем, половые отношения существуют для продления рода, но для развратника это вовсе не аргумент, ему нужны не плоды процесса, а сам процесс…

Отсюда вывод: будущее имеет только та экономика, которая построена на рациональных основаниях, опирающихся на доводы разума. То же самое можно сказать и про общество, социальную систему. Обоснованные разумом потребности указывают на научный склад мышления и на вид «хомо сапиенс».

Экономика и общество, которые построены на эмоциональных основаниях каприза и необъяснимых маний (яркое проявление которых – мода), на произволе потребительского куража – цивилизационно бесперспективны. Почему?

То, что объяснимо, может быть и достигнуто.

Необъяснимое не может быть достигнуто именно по той причине, что оно необъяснимо. Нельзя добиться нужного, если не знаешь – чего тебе нужно. Нельзя получить «то, не знаю что». А ведь эмоции тем и отличаются от рассудка, что они необъяснимы. У них свои, запутанные законы вспышки и угасания, восходящие к животному, до-разумному миру, к комбинации случайностей и инстинктов.

Поскольку рыночная экономика гонится за средним человеком, со всеми его кривляниями, а не за проектом, созданным великими умами и мыслителями, на выходе получаем паясничающую экономику-клоуна, экономику безумную и сумасшедшую. В ней цели и средства меняются местами. Если «человек разумный» – просто по определению своего биовида – хочет того, в чём объективно нуждается, то рыночный человек наоборот, нуждается в том, чего произвольно захотел.

Отсюда нарастающий удельный вес извращений в сфере сбыта этой сумасшедшей экономики «говорящего зверья»: из года в год потребительские фантазии «хозяев жизни» становятся всё более причудливыми и извращёнными (и незаметно для них – всё более примитивными и зоологическими).

Что касается Запада – мы ни о чём уже не можем сегодня говорить с уверенностью. Кого и кто там выбрал или не выбрал, растёт там или падает экономика, высок или низок уровень жизни, учат или не учат там в школах, изобретают ли там учёные новое – или просто симулируют работу на камеру – мы знаем только от них самих, да ещё от той картинки, которую они создают виртуально, изощряясь в «пиаре».

При появлении интернета с его горизонтальной и моментальной бесцензурной передачей информации – мы были, прямо скажем, шокированы реалиями США или Европы, прежде от нас «заботливо» укрываемыми цензурой. Чего стоят одни фото руин Детройта, бывшего города моторов, или видео массовых изнасилований немок мигрантами в Германии!

Во всяком случае, Запад – мир двойной, раздвоившийся: там очень много есть такого, чего они не признают, и очень много признанного, чего на самом деле нет. Вместе с рыночными реформами эта раздвоенность пришла и в Россию, спутав, как и на Западе, телевизионную картинку и жизнь. Главный принцип здесь такой: «если чего-то нет, но властям очень хочется, чтобы оно было – то оно как бы и есть».

И наоборот – что не нравится, того и не было. Скажем, спада уровня жизни, которого не заметила статистика, преступления – по которому расследование «замяли». Или фальшивых выборов в стиле Макрона и Трампа, про которые сказали, что они настоящие, и т.п. И вообще: о чём не говорят, того и нет. Непризнанное официально = отсутствующему.

+++

Если я решаю задачку или учу испанский язык, и мне это действительно нужно – то я не хочу и не нуждаюсь в номинальных решениях. Если же я делаю дело только для того, чтобы от меня отвязались, зачли в табель, поставили «галочку» — то, конечно, меня устроит любое номинальное решение проблемы: незаслуженная «пятёрка», шпаргалка с готовым ответом, любой подлог видимости.

Агент цивилизации, с точки зрения ОТЦ (Общей Теории Цивилизации) – тот, кто действительно, сам для себя, хочет решить задачу. Его не устраивает ни готовый ответ, ни добрая снисходительность преподавателя. Такие люди – которые «идут» — противопоставлены историей людям, которых «влачат», «тащат».

То есть кроме людей, желающих по-настоящему решить задачу, полным-полно людей, которые мечтают «закрыть тему». Так или иначе, не мытьём, так катаньем, с мылом или без мыла – но добиться номинального решения:

— чтобы тебе зачли речь, смысла которой ты так сам и не понял, чтобы выдали кусок картона – диплом – который для тебя и есть образование и учёная степень,
— чтобы тебе дали денег за несделанную работу,
— поощрили и наградили за несовершённый труд, формально учтённое, но реально даже не начинавшееся дело,
— назначили на должность, которая манит открывающимися на ней возможностями, а вовсе не положенным делом, которое номиналист, скорее всего, не понимает и не хочет делать.

Это связано с инфантильностью психики человека, и более всего схоже с детской игрой. Чем? Да тем, что в игре номинал и реал не различаются! Скажем, детский пластмассовый пистолетик – ни в каком смысле не оружие. Однако в игре он называется оружием, и его нереальность, выдуманность, фантастически приписанные ему свойства быть оружием – ничуть не мешают игре. Когда великовозрастный детина играет в профессора или министра, депутата или губернатора, банкира или застройщика – он, в сущности, орудует таким же пластмассовым пистолетиком в игре, подменившей объективную реальность и реальную жизнь.

Главное в мире номинальных решений – как и в детской игре – набрать очки, сконцентрировать игровые фишки. Совершенно безразлично, сделал ты дело или не сделал – главное, чтобы зачли, как сделанное. И тогда ты двигаешься дальше, выше, чувствуя себя победителем. Ведь и в игре, как и в жизни, тоже есть победители и побеждённые…

Вот, скажем, человеку нужно прочитать доклад, который ему пишут другие люди. Позарез приспичило, вынь да положи! Зачем ему это? Ему самому сказать нечего, и ничего не хочется говорить, он вообще порой не понимает смысла написанной речи (чем неоднократно позорились перед телекамерами Рейган и Ельцин). Но ему очень нужно по бумажке прочитать какой-то объём знаков, не нужных и чужих его уму… Зачем?

Ответ мы уже обозначили выше: ему надо «закрыть тему» и получить зачёт. Для такого в университете зачёт или экзамен – не итог изучения предмета, формальный ритуал завершения курса, а самоценность. И конечно в идеале для него видится ситуация проставить все экзамены за один день, не тратя время и силы на учёбу…

+++
С точки зрения ОТЦ такой человек с его номинальными решениями проблем (главное – закрыть, загнать проблему вглубь, чтобы её не было видно – и проскочить, как исполнитель) – паразит культуры и главная угроза прогрессу. В зависимости от положения номинальный решатель – или балласт или тормоз, но двигателем он быть точно никак не может. Потому что нового он не приносит, а то, что есть – портит, утилизируя под мелкие личные зоологические надобности.

Очень важно для цивилизации, чтобы были люди реальных решений, те, кому действительно нужно само дело, а не «закрыть дело». Ведь все эти физики, химии, философии – когда-то были неоплачиваемые. Более того, в доисторические времена их вообще не было.

А потому никаких формальных зачётов по ним не могло быть!

Люди, создававшие человеческие «дела разума» — были энтузиастами на голом месте. Иными они и не могли быть – во времена, когда науки или искусства вообще не имели даже имени, не то что содержания. Человек, рисовавший оленей на стене пещеры – не мог рассчитывать ни на премии, ни на гранты Академии Художеств, ни на аплодисменты публики…

Потом, когда агенты цивилизации запустили «дела разума» — окружающие постепенно признали их полезность. Признав полезность – попытались организовать им помощь. А на запах помощи явились за халявой паразиты, научившиеся примазываться к физике, химии, философии, литературе, политическим наукам, экономическим наукам по методы басенной мухи, усевшийся на вола – «мы пахали». Вол тянул, муха на нём сидела, но формально, номинально – они работали вместе.

+++

Западная формальная «демократия» — как раз и есть номиналистический паразит на искреннем порыве человека к свободе, равенству и справедливости, наиболее ярко (реалистически) проявившемся в Советской России. ХХ век – век великих завоеваний трудящихся народов, великих прорывов науки и техники. И колония паразитов на этом богатом материале оказалась великой – по размерам и влиянию.

Кому-то действительно хотелось сделать жизнь человечества светлее и радостнее, и он рвал жилы, калечил себя, как Павка Корчагин, осуществляя цивилизационный рывок вверх. А другой оседлал эту энергию мысли, чтобы корыстно болтать о равенстве и справедливости, и через болтовню «закрыть вопрос», формально зачесть себе не пройденный в реале предмет.

С одной стороны, Запад весь ХХ век копирует советские социальные достижения и практики; с другой, он их копирует номинально, то есть вводит, как некую формальность, потому что не ввести нельзя, а вводить на самом деле – не хочется.

Яркий пример – всеобуч. Советская школа, исходя из своей искренней мечты, имела программу современного университета, стремилась каждого, даже тупоумного ученика вывести в реально-знающие люди. Запад скопировал красивую обёртку: образование всем и бесплатно.

Но вместо реального образования он выдумал идиотскую тестовую систему, угадайку, которая даёт бессмысленный набор бессистемно зазубренных фактов и никакой возможности системно мыслить. Тесты и ЕГЭ – не образование, а подлог и «кукла»: когда кажется, что в руках пачка денежных купюр, а внутри пачки резаная бумага…

Запад изобразил всеобщее образование, советский всеобуч – и номинально закрыл вопрос советского превосходства. Но фактически человек, выросший на тестах и ЕГЭ, на всей антидидактике западной школы – хуже неграмотного. Неграмотный хотя бы знает про себя, что тёмный и обиженный обществом человек, а тестовой образованщине кажется, будто она учёная!

Это пример номинального «закрытия темы» в сфере образования, но можно привести такие же в медицине, в пенсионном обеспечении, в оценке уровня жизни, и т.п. Есть принципиальная разница (а не только количественная) между искренним стремлением к правде и стремлением изобразить картинку.

Вы действительно хотите университетского уровня знаний у каждого «кухаркиного сына»? Или вы просто стремитесь изобразить для публики, с помощью нехитрой раздачи кусочков картона, что у каждого «кухаркиного сына» есть высшее образование?

Понятно, что первое – это цивилизация, потому что вся суть цивилизации – в накоплении и обработке знаний, в развитии разума.

А вот что второе? Как назвать стремление дикаря не преодолеть, а замаскировать свою дикость? Карго-культом? Очень узкое определение. На мой взгляд, номинальность – такой же паразит цивилизационных реалий, как финансы – паразит реального производства реальных потребительских благ.

+++

Отношения донора и паразита не так просты, как кажется на первый взгляд. С точки зрения религиозной (инфинитической) – паразит является презираемым существом и слово даже используется в ругательном смысле. Это связано с беспомощностью и зависимостью паразита от донора. Донор – источник жизни, паразит – ворует жизнь.

Однако с точки зрения материализма, атеизма и дарвинизма – паразит является не только зависимой приставкой к донору, но и хозяином донора.

Паразит с этой точки зрения является высшей формой жизни, потому что именно на нём завершается иерархия трофической (пищевой) цепи. Паразит получает наиболее концентрированные питательные вещества в наиболее легкоусвояемой форме. То есть получается – биологическая жизнь создана для него и работает на него, как на конечное и высшее звено эволюции приспособления!

+++

Поэтому неспроста на современном Западе наивысший престиж и авторитет оказался связан именно с тем, кого человеческая цивилизация (инфинитического происхождения) наиболее презирала.

Например, торговцы и финансисты в Индии на протяжении тысячелетий числились в низкой касте, и обязаны были, с точки зрения индийской цивилизации, мечтать переродится в брахманов (священнослужителей) или кшатриев (воинов). Носители знаний и доблести – противопоставлялись финансовой сфере, на Западе же они попали в обслугу этой сферы.

Между тем основатель протестантизма Мартин Лютер во времена не столь уж давние писал, что требуется «четвертовать, изгонять, проклинать, обезглавливать всех ростовщиков». И это довольно общее для старой Европы мнение…

Презрение тысячелетий лежало на клоунах, шутах, актёрах – которых на протяжении многих веков даже запрещали хоронить в церковной ограде, рядом с «нормальными» (с точки зрения суровой древней цивилизации) людьми. Сравните это с культом голливудских звёзд, комиков и рок-фриков на современном Западе!

Ответ очень прост: разное отношение к паразитическому образу жизни у цивилизации и Запада. Считаем ли мы паразита извращением образа и подобия Божия в человеке? Или же мы считаем его высшей формой эволюции приспособления по Дарвину?

+++

С одной стороны – приспособленчество создаёт для особи наилучшие условия внутри цивилизации (что и демонстрирует хитрый Запад). Ну, в самом деле, кто не знает: идти по первопутку сложнее, чем по уже проторённой лыжне, а решать задачу самому, или писать сочинение самому – труднее, чем у кого-то готовые списать. Одно дело прокладывать дорогу – другое дело по ней ездить. Одно дело – добиться прав для трудящихся путём кровавой и жестокой революционной бойни – и совсем другое – получить их от напуганных Россией буржуев просто так, в подарок…

Хитрость приспособленца в корне отличается от ума новаторов. Приспособленец идеально приспосабливается к существующей среде, которую получил при рождении в готовом виде; но именно это и мешает ему совершенствовать среду, создавать новое, выступать двигателем прогресса и носителем (носильщиком) цивилизации. Он доволен ролью пользователя-паразита, и пока другие за него делают – он в прекрасном положении.

Но если кончаются доноры цивилизации – с паразитами цивилизации случается катастрофа, ни динамики, ни смысла которой они понять не в состоянии.

Бывший средний класс Запада до сих пор изумлённо хлопает ресницами, пытаясь понять – а где же те блага, которые были у него, пока длилось противостояние с СССР? Куда же власти их заныкали?! Было так хорошо, блаженствовали на чужих завоеваниях – и вдруг: рабочий день растёт, социалка портиться, зарплаты снижаются, условия быта всё хуже и труднее, кризис за кризисом, и кризисом погоняет…

+++

А всё дело в том, что Запад не имеет собственной цивилизационной программы или общей программы развития для человечества. Его анатомия – это анатомия примитивного организма, вся выстроена на приспособленчестве, а не на переделах среды. Есть хватательный рефлекс хищника, и инстинкт самосохранения животного, позволяющий сдерживать хватательный рефлекс в случае явной угрозы. Угрозы меньше – инстинкт поглощения увеличивается.

А идеологического проекта нет, демократическая болтовня «власть для людей» — не только примитивна, но и безумна. Для каких людей? Люди-то разные, а интересы у них противоположные! В.Авагян писал, что «ваш заработок – это убыток вашего работодателя, потому работодатель всегда борется с вашим заработком». А я добавлю пошире: с точки зрения экономических интересов человека, цена всякого чужого продукта – ваш убыток.

То есть: всякому свекловоду выгодно, если именно свёкла будет стоить очень дорого, а все остальные товары – максимально дёшево. Каждому выгодно менять час своего труда на 10, а лучше 100 часов чужого…

Как может быть «власть для людей», если интересы людей всё время оказываются противоположными?! Если правило «моё — значит, не твоё, твоё — значит, не моё» — даже внутри семьи не везде удаётся отменить? Какие могут быть «люди» во множественном числе, если речь идёт об экономических интересах?

Власть может быть для идеи, для абстрактного идеала – религиозного или идеологического. А когда власть «для людей», то есть гонится за конкретными интересами конкретных особей, не обобщая их в абстрактного «всечеловека» – то она неумолимо вырождается в банду (хорошо продемонстрировал это Ельцин – начав демократом «для людей», а завершив предводителем банды). Чтобы одним людям стало хорошо, другим должно стать плохо.

А чтобы всем было хорошо – то все неприятности и трудности нужно поделить поровну, и тогда блаженствовать наверху станет некому…

+++

Главная проблема Запада – паразита человеческой цивилизации – в том, что он взамен обобщённой идеологии «выравнивания людей по правде» выставил на первый план индивидуализм особи. И тем самым тут же превратил себя в Орду – которая не планирует ничего, кроме грабежей и налётов. Торжествующая особь всегда торжествует над другими особями, иначе она торжествовать не может. Сытый лев – это сожранная антилопа, и компромисса в мире хищников быть не может: перейти на овсянку, как одомашненная собака, дикий лев не в состоянии.

Выставление вперёд индивидуализма особи – не случайность, не ошибочный поворот для Запада; оно вытекает из сути Запада.

Суть – приспособление к среде для максимального комфорта проживания. А максимальный комфорт особи (попробуйте, поспорьте!) – это получать как можно больше, отдавая при этом как можно меньше.

Когда награды всё больше, дело всё меньше, а идеал потребления – зарплата без досадного приложения какой-либо обязанности, чистый доход с ренты. Он же – полная и окончательная свобода полного и завершённого в своей анатомии паразита…

Удел носителей цивилизации – борьба за дело, за достижение поставленных делом задач. Удел приспособленцев – борьба за увиливание от дела, за номинальное решение проблем по принципу экономности действий, с минимальными затратами. Главное – не решить, а закрыть вопрос.

Если такая линия торжествует в роде человеческом, окончательно подменяя компетенции – формальной должностью, а образование – формальным дипломом, пользу обществу – формальными безликими денежными знаками – то закрывается сама цивилизация «хомо сапиенс».

Он больше не желает быть разумным…

Александр Леонидов

Экономика и Мы

Вам также может понравиться

↓