«Гиена Европы» атакует Украину. Польша взяла курс на расчленение «незалежной».

 

Польшу с легкой руки Уинстона Черчилля часто называют «гиеной Европы». Причем говорят это обычно презрительно и свысока – какая-то там жалкая гиена. А напрасно. Гиена – смертельно опасный хищник, челюсти которого не оставляют никаких шансов зазевавшейся или ослабленной жертве. О чем никогда не следует забывать соседям польского государства.

Как не следует соседям недооценивать и правящий класс Польши. Это вовсе не сборище анекдотических персонажей, преисполненных «польского гонора» и неспособных адекватно оценивать возможности своей страны. Истерики и якобы бредовые заявления – не более чем их «фирменный стиль», за которым скрывается последовательная, жесткая и, надо признать, весьма эффективная борьба за национальные интересы польского государства.

Да, между польскими амбициями и польскими возможностями «дистанция огромного размера». Что и приводило уже не раз Польшу к исчезновению с карты мира. Это факт. Но он вовсе не означает, что гиена перестала быть гиеной, а правящий класс Польши не стремится воспользоваться любой благоприятной, как ему кажется, ситуацией для воплощения польских амбиций в жизнь. Наглядное тому подтверждение — антибандеровские поправки к закону об Институте национальной памяти, которые являются ничем иным, как первым практическим шагом в очередной попытке Польши установить свою власть над украинской частью «Кресов всходних» – территорией современной Западной Украины (по польской версии Восточной Малопольшей).

Напомню, в соответствии с вступившими в силу с 1 марта 2018 г. антибандеровскими поправками, во-первых, члены ОУН-УПА (организация, запрещенная в РФ) объявляются преступниками, виновными в геноциде польского народа. И это при том, что на Украине они официально провозглашены национальными героями, а день образования УПА Порошенко сделал государственным праздником – Днем защитника Украины.

Во-вторых, за отрицание преступлений «украинских националистов» и пропаганду «бандеровской идеологии» вводится уголовное наказание – до 3-5 лет тюрьмы. Причем к ответственности могут привлекаться иностранные граждане, позволившие себе «отрицание» и «пропаганду» даже за пределами Польши. Соответственно, практически все украинские политики (Порошенко, Гройсман, Парубий, Тимошенко, Луценко, Аваков, Ляшко, Садовый, Кличко, Коломойский и далее по списку), многочисленная политологическая и журналистская обслуга киевского режима, а также все скакавшие на Майдане под знаменами УПА и выкрикивавшие бандеровский лозунг «Слава Украине! Героям слава!», отныне становятся потенциальными обитателями польских тюрем. Каждому из них отныне любой суд Польши в любой момент может вынести приговор, а польские власти будут просто обязаны потребовать от Украины их выдачи и в случае невыполнения объявить в розыск Интерпола. Двухмиллионная же армия украинских заробитчан в Польше теперь и вовсе в полной зависимости от милости польских панов.

В-третьих, видимо для того, чтобы никто не сомневался в истинных целях нового закона, западные области Украины названы в нем Восточной Малопольшей.

По совершенно случайному совпадению Общественное телевидение Польши, абсолютно независимое от государства, сразу же после принятия нового закона показало карту возможного раздела Украины между Венгрией, Польшей, Россией и Румынией.

А приглашенные в эфир аналитики объяснили зрителям, что сделать это необходимо исключительно из гуманизма, так как на предполагаемых к отделению территориях Украины «население испытывает мучения» от произвола бандеровцев.

Да, президент Польши Анджей Дуда, подписав закон, попросил Конституционный суд проверить правомерность использования в нем термина «Восточная Малопольша». Но даже если суд и решит его заменить на «Галицию» или «Западную Украину», сигнал уже послан и он очевиден.

Историческая политика – политика, а не история

Как известно, утопающий хватается за соломинку, а надежда умирает последней. Поэтому не приходится удивляться тому, что украинская власть старается уверить себя в том, что причина разгоревшегося конфликта с Польшей лежит исключительно в исторической плоскости, в диаметрально противоположном отношении к историческим персонажам середины прошлого века. Отсюда повторяемые с упорством обреченного, призывы Киева к Варшаве оставить историю историкам.

Однако неужели кто-то, будучи в здравом уме и в твердой памяти, поверит, что руководители Польши сплошь фанаты исторических изысканий, готовые ради торжества своего взгляда на события далекого прошлого спровоцировать межгосударственный конфликт? Смешно. Институт национальной памяти, которому отныне поручается искоренять «бандеровскую идеологию», не имеет никакого отношения к исторической науке. Он создан не для исследования прошлого Польши, а для борьбы за ее будущее, для реализации государственной исторической политики.

Польша – первая европейская страна, превратившая историческую политику в высокоэффективный инструмент решения внутренних и внешних проблем.

Насколько серьезное значение Варшава придает исторической политике, показывает то, что в феврале 2016 г. президент Польши лично участвовал в обсуждении ее стратегии на ближайшие годы, заявив при этом: «Польская историческая политика должна реализовываться польским государством как элемент укрепления нашей позиции на международной арене. Обязательным является ведение «наступательной» исторической политики, настоящей политики».

Следует учитывать и то, что одно из структурных подразделений Института национальной памяти, – Главная комиссия по расследованию преступлений против польского народа, – возглавляется заместителем Генерального прокурора Польши (ни много ни мало). В Киеве все это прекрасно знают. Отсюда шок и ужас украинских политиков от нового польского закона.

Прагматизм и расчет

Далеки от действительности и широко распространенные уже в российской прессе злорадные утверждения о некоем «прозрении» польской элиты, наконец увидевшей бандеровцев на Украине – «мы вас предупреждали, не верили, теперь сами убедились». Из того же разряда и версии про якобы сдавшие у Варшавы нервы – ради общей борьбы с Россией, скрепя зубами, столько лет терпели бандеровщину, но больше уже нет сил выносить героизацию палачей польского народа.

Польские политики не слепые котята и не слабонервные институтки. Для Польши жизненно важно было оторвать Украину от России. Сделать это можно было только с опорой на бандеровцев, так как никакой другой антироссийской силы на Украине не существует. Поэтому Ярослав Качиньский, ныне заявляющий, что с «Бандерой Украина в Европу не войдет», выступая в 2014 году на Майдане, в упор не видел толпы, размахивающей знаменами УПА и с упоением скандирующей «Слава Украине! Героям слава!».

В 2016 г. после победы на выборах в парламент партия Качиньского инициировала одновременное принятие Декларации Памяти и Солидарности Сейма Республики Польша и Верховной Рады Украины, в которой СССР обвинялся в развязывании Второй мировой войны, а бандеровцы провозглашались союзниками Армии Крайовой по совместной борьбе против нацизма и коммунизма. За подобное уравнивание бандеровцев с героями современной Польши Качиньскому пришлось выдержать шквал обвинений в предательстве польской нации. Отец нынешнего премьера Польши известный диссидент Корнель Моравецкий даже назвал принятый документ, перефразируя его заглавие, «Декларацией забвения и мошенничества». Однако, несмотря ни на что, Варшава пошла на реверансы в адрес бандеровцев и тем самым добилась для себя главного – Верховная Рада Украины на радостях официально признала незаконным присоединение Галиции к Украине в 1939 году и осудила Ялтинские соглашения, которые определили послевоенные границы Польши без Галиции.

На Украине тогда лишь один депутат понял, какую ловушку расставила Польша. Им был сын главаря УПА Роман Шухевич: «Смейтесь, паяцы! Вы знаете, за что вы голосовали? За то, что мы, якобы, от пакта Молотова-Риббентропа потеряли независимость? Нет, господа, с этой Декларации исходит, что пакт Молотова-Риббентропа был незаконный, и в результате него началась Вторая мировая война, и в результате Польша была оккупирована. Тем самым они рассматривают, что наши западные земли – это польские земли. Там есть такой глубокий вывод – и поляки не зря нам сбросили это. Вот, за что вы голосовали, не думая. Поэтому, смейтесь, паяцы!».

Прошло всего два года, и партия Качиньского, продавившая Декларацию «примирения» с бандеровщиной, голосует за предельно жесткий антибандеровский закон и тем самым фактически берет за горло киевский режим, адвокатом которого Варшава столько раз себя заявляла.

Видимо, поляки решили, что бандеровцы свое дело сделали, отрыв от России стал необратим, украинское государство дышит на ладан и теперь пора показать Киеву – кто в доме хозяин, а для начала вернуть себе Восточную Малопольшу.

Показательно, что примерно в одно время с принятием польского закона Будапешт выступил с инициативой ввести наблюдательную миссию ОБСЕ в когда-то принадлежавшем Венгрии Закарпатье, и начал оказывать беспрецедентное давление на Киев, естественно, под благородными лозунгами защиты прав национальных меньшинств. Практически синхронно с Венгрией и Польшей, в Румынии бывший президент Бэсеску внес в парламент резолюцию, в которой объявляются незаконными границы, порожденные «преступным пактом Молотова-Риббентропа». А это не только румынская претензия на Молдову, но и подведение правовой базы под отчуждение от Украины Черновицкой области вместе с южной частью Одесской.

Поздно спохватились

В отличие от 2016 года сейчас на Украине в истинных целях Польши уже мало кто сомневается:

– во Львове бандеровцы провели марш под красноречивым лозунгом – «Львов не для польских господ!»;

– Лариса Ницой, детская писательница и оголтелая бандеровка: «Мы еще не умерли, а они уже Украину разбирают на органы. Они уже хотят дерибанить, они уже думают, что Украина вот-вот развалится»;

– Олег Тягнибок, лидер партии «Свобода»: «Во-первых, этот закон направлен на ассимиляцию украинцев, которые работают в Польше. Во-вторых, обратите внимание, в этом законе поляки, называя современную территорию современной Галичины и Волыни, очертили ее как «Восточная Малопольша». Фактически, уже глядя наперед, рассчитывая на то, что, возможно, будет развал Украины, поляки очертили де-факто свои территориальные претензии к Украине».

Киевские политики первого уровня пытаются пока выражаться не столь прямо:

– Олег Ляшко, лидер Радикальной партии, глава фракции в Верховной Раде: «Сегодня это звучит фантастично, но учитывая ту политику, которую сегодня проводят шовинистические круги в Польше, я не исключаю выдвижение территориальных претензий к Украине со стороны Польши».

Власти же Украины стараются пока таких страшных слов не говорить – вдруг пронесет, как страшный сон. Хотя, буквально на днях, уже и вице-премьер Украины Павел Розенко открытым текстом признал факт территориальных претензий Польши: «Как реагировать нам, украинцам, когда в закон про Институт национальной памяти Польши, я не скажу про преследование украинцев, я скажу про то, что вводится термин «Восточная Малопольша». В закон Польши! А, извините, «Восточная Малопольша» стоит в одном разряде с термином «Крым был и будет российским!».

Враг моего врага – не обязательно мой друг

При этом совершенно очевидно, что ответить Киеву на начинающуюся польскую атаку абсолютно нечем. Парламент Украины вместо анонсированного Парубием «жесткого» антипольского постановления, которое, по его утверждению, «будет поддержано всем залом Верховной Рады», смог родить лишь жалкий призыв вспомнить об общем враге – России.

Как справедливо написал украинский политолог Дмитрий Корнейчук: «Принятое Радой заявление об антибандеровском польском законе оказалось на самом деле не жесткой резолюцией уважающего себя государства, а холопской челобитной. Никто из голосовавших за нее депутатов не хотел попасть в польский «черный список»».

Как и следовало ожидать, очередной призыв к Варшаве сплотиться в борьбе против России и не подрывать единый антироссийский фронт остался безответным. Киев забыл древнюю мудрость – враг моего врага совсем не обязательно мой друг. Закономерный результат такой глупости мы можем наблюдать сегодня – «адвокат Украины» при первой же возможности мертвой хваткой вцепился в горло «друга и союзника». Подобно тому, как в 1920 году это проделал Пилсудский с Петлюрой, заставив его сдать Второй Речи Посполитой Галицию под громогласные заявления о совместной защите европейской цивилизации от большевистской Москвы. Только Красная армия Советской России не позволила тогда польской гиене захватить всю Украину, а затем и перестрелять ставших ненужными ей петлюровцев.

Заграница не поможет

Столь же призрачной является и надежда киевского режима на то, что Вашингтон осадит Варшаву и ради сохранения антироссийского фронта не позволит ни Польше, ни Венгрии, ни Румынии расчленить Украину. Об этом сейчас много говорят на Украине, а еще больше на это молча, дабы не сглазить, надеются.

Антирусская Украина действительно необходима Америке. США сделают все от них зависящее, чтобы не допустить исчезновения «незалежной» с карты мира. Если нет независимой Украины, то и нет возможности обвинять Россию в аннексии Крыма у несуществующего государства. Нет Украины и невозможно поддерживать у российских границ вялотекущий вооруженный конфликт (Польша – страна НАТО для такой цели не годится).

Нет киевского режима и некому тогда проводить террор против русского населения Украины (Польша – страна Евросоюза для таких задач опять-таки не подходит). Не подходит Польша и для того, чтобы по звонку из Вашингтона перекрыть вентили на газопроводах и спровоцировать экономический кризис в Евросоюзе. А Украина все это может.

Что с нее, бандеровской, возьмешь?

Поэтому существование украинского государства отвечает национальным интересам Соединенных Штатов. Но для Вашингтона совершенно не принципиальны границы этого государства. Ему безразлично кому именно из его вассалов принадлежит Галиция, Закарпатье или Черновицкая область.

Тем более что в Америке прекрасно знают – отрыв от Украины кусков территории в пользу Польши, а возможно и Венгрии с Румынией, не приведет к изменению внешней политики оставшейся части «незалежной». Киевский режим будет по-прежнему выполнять порученную ему задачу – превращать Украину в АнтиРоссию. В отличие от любителей порассуждать про соотношение численности «пророссийских» и «антироссийских» избирателей Востока и Запада Украины, Вашингтон прекрасно знает, что, во-первых, нынешний режим пришел к власти в результате организованного им (Вашингтоном) государственного переворота, а не победы на выборах. Во-вторых, что его сохранение у власти обеспечивается не преобладанием «антироссийских» избирателей Запада Украины (после ухода Крыма и значительной части Донбасса), а террором местных аналогов эскадронов смерти, созданных по рецептам американцев из бандеровцев. Поэтому уход в Польшу значительной части «антироссийского» электората никакого влияния на курс киевского режима оказать не сможет. Напротив, увеличит концентрацию бандеровского элемента на оставшейся территории Украины, укрепит его антирусскую основу.

В Соединенных Штатах, наверняка, хорошо изучили и историю территории, за контроль над которой они столь долго боролись, а также специфику менталитета «украинских националистов», уже более полувека находящихся у Америки на содержании. Захват Пилсудским Галиции никак не повлиял на антирусскую политику петлюровского режима. Ради отрыва Украины от России «украинские националисты» всегда были и остаются готовы стерпеть любое унижение от западных господ. Поэтому не приходится удивляться тому, что в современной Украине Петлюра, сдавший Польше Галицию, проходит по разряду национальных героев, а не предателей. Примечательное заявление в связи с польскими территориальными претензиями сделал Дмитрий Ярош: «Мы не раз уже горели, и наша государственность разрушалась от того, что мы воевали на несколько фронтов. Сейчас очень важно не начать активную фазу борьбы с Польшей, Венгрией, кем угодно на Западе, потому что любое государство проигрывает, когда воюет на два фронта. Давайте, все-таки, разберемся с Россией, как с империей, а потом будем уже пробовать налаживать устойчивые дружественные отношения, нейтрализовывать угрозы с Запада». Фактически нынешний лидер «украинских националистов» повторил аргументацию Петлюры и призвал «незалежную» смириться с неизбежной потерей территорий на Западе, ради продолжения борьбы с Москвой.

Да, не все бандеровцы, подобно Ярошу, поддержат сдачу Галиции Польше. Ну и что? Сто лет назад тоже не все «самостийники» поддержали Петлюру. Галицкая армия, сформированная из галичан и возмущенная его предательством, даже перешла на сторону России – сначала Белой, а затем и Красной. Но все это никакого серьезного влияния на ход борьбы за Украину не оказало.

Как видим, переход Галиции к Польше гарантированно не навредит американской политике на Украине и не изменит антирусский курс киевского режима. К тому же, не получая никаких минусов, Америка от расчленения Украины может и немало выиграть, поддержав польские территориальные амбиции.

Соединенные Штаты отвели Варшаве одну из ключевых ролей в начинающемся противостоянии с Германией и Евросоюзом. На эту сторону «территориальной проблемы» обратил внимание Юрий Селиванов: «Америка тоже имеет в запасе вариант раздела Украины. И в этом случае передача немалой части ее территории своему сателлиту Польше – отличный вариант для Вашингтона. Тем более, что американцы … усиливают Польшу, в видах будущего сдерживания крепнущей Германии».

Судя по Варшавской речи Трампа, англосаксы намерены для того, чтобы не допустить немецкой гегемонии в объединенной Европе, вновь, как и в 1939 году, бросить Польшу под паровой каток Германии. Обречь ее саму на пятый раздел, ради торжества американских геополитических интересов. А «идущих на смерть» (дабы не включился у них инстинкт самосохранения) надо ублажать, демонстрировать им особую поддержку. В 1939 г. такой цели послужили беспрецедентные английские гарантии Польше, которые, как сейчас хорошо известно, никто в Лондоне не собирался выполнять. Сейчас ту же роль вполне может сыграть поддержка территориальных аппетитов европейской гиены на Украине.

И последнее насчет Вашингтона. Признание суверенитета Польши над Восточной Малопольшей не потребует от США признания суверенитета России над Крымом. Обвинения в «двойных стандартах» никогда не смущали американских политиков. Достаточно вспомнить, как они недавно отреагировали на обнародованные Россией факты вмешательства США в выборы по всему миру – да, мы вмешивались, но делали это ради торжества сил добра, а Россия вмешивается ради торжества сил зла. Поэтому ничто не помешает Государственному департаменту признать переход власти над Галицией к Польше верхом торжества демократии и международного права, и тут же в очередной раз заклеймить российскую «аннексию» Крыма.

Что же касается Германии, наверняка прекрасно видящей цели Соединенных Штатов, то она использовать украинскую карту против Польши не в состоянии.

Берлин игру за Киев полностью проиграл Вашингтону еще в 2014 г., когда американцы отобрали у него, обещанную перед переворотом, квоту на должность президента Украины (вместо креатуры Германии Кличко президентом был назначен Порошенко).

Не виноватая я, он сам пришел

Не стоит киевскому режиму уповать и на то, что «сегодня, это вам не вчера», что в XXI веке цивилизованное европейское государство, член Евросоюза не может себе позволить отобрать часть территории у другого государства без его согласия. Не пойдет же Польша войной на Украину?

Во-первых, насчет возможности «согласия» все далеко не очевидно. На Украине хорошо знают истинную цену своим правителям. Показательны слова главы фракции ВО «Свобода» в киевском горсовете Юрия Сиротюка: «Сейчас ключевая задача – не дать украинской политической элите отступить за границы «красной линии». Вопрос – не что мы будем делать с Польшей, а что мы будем делать, чтобы Гройсман, Порошенко, Дещица и кто-то еще не отступали».

Во-вторых, Варшаве совершенно нет нужды идти войной на Киев для отторжения Восточной Малопольши. Достаточно присмотреться к ноу-хау Румынии. В начале этого года около 40 муниципалитетов Молдовы вывесили румынские флаги и объявили о своем желании вернуться в лоно матери Румынии, от которой их насильно отделил Сталин с помощью Пакта Молотова-Риббентропа в 1940 году.

Конечно, этническая разница между поляками и украинцами несоизмеримо больше, чем между молдаванами и румынами. Но полякам в отличие от румын при работе с населением Западной Украины совсем не обязательно делать упор на несуществующее этническое родство. Кнут у них уже есть – антибандеровсий закон (подавляющее большинство из двух миллионов заробитчан в Польше – выходцы из потенциальной Восточной Малопольши). Пряник тоже есть – ваши бабушки и дедушки были гражданами Польши, насильственно загнанными в состав Украины Сталиным в 1939 году по все тому же Пакту Молотова-Риббентропа. Воссоединитесь с матерью Польшей, и вы воплотите свою мечту, за которую боролись на Майдане, – станете гражданами Евросоюза, избавитесь от нищеты и угрозы отправиться на войну в Донбасс.

И это не теория. 1 марта в день вступления в силу антибандеровского закона, опять-таки по случайному совпадению, польские СМИ широчайшим образом прорекламировали получение польского гражданства украинским футболистом Тарасом Романчуком: «Моя бабушка родилась в Польше. Мы нашли все документы, подтверждающие ее происхождение, и год назад я направил запрос на получение гражданства». Особо в СМИ подчеркивалось, что именно благодаря польскому государству этот внук рожденной на территории довоенной Польши украинки смог избежать отправки на фронт в Донбасс.

При таком сочетании «кнута» и «пряника» польская пропаганда легко покажет чудеса эффективности. Трудно не согласиться с прекрасно знающим украинские реалии Михаилом Охрименко:

«Достаточно рассказать жителям Галиции об их прекрасном и близком европейском будущем, и вчерашние бандеровцы сами будут выносить ключи от городов и сел, встречая поляков… А наиболее фанатичных последователей Бандеры местные сами развешают на фонарях».

Румынское ноу-хау, помноженное на украинскую специфику, вполне способно породить на Западной Украине череду местных Майданов, требующих восстановить попранную Сталиным историческую справедливость. Польша, объявленная Трампом «сердцем и душой» Европы, никак не сможет отказать общественности Восточной Малопольши, стремящейся вернуться в лоно европейской цивилизации и избавиться от насаждаемой Киевом бандеровщины.

Венгрия с Румынией, сами мечтающие «освободить» от бандеровщины значительные куски украинской территории, действия Польши полностью поддержат. Вашингтон признает их соответствующими нормам международного права, вспомнив или о праве наций на самоопределение или о преодолении последствий сталинского тоталитаризма. Впрочем, проблем с обоснованием, когда речь заходит о национальных интересах, у Соединенных Штатов никогда не возникает, и версии справедливости выгодных им действий могут быть самыми различными. Берлин с Брюсселем вынуждены будут принять то, чему помешать не могут. Киев, как всегда обвинит в произошедшем Москву, объявит сдачу Галиции жертвой, принесенной украинской нацией во имя спасения европейской цивилизации и сохранения единства антироссийского фронта, призовет граждан сплотиться в борьбе против российской агрессии, а также высокопарно пообещает, что все вопросы границ между европейскими народами утратят смысл после скорого вступления Украины в Евросоюз.

Казалось бы, в таких условиях вопрос официального превращения Западной Украины в Восточную Малопольшу является лишь вопросом времени. Однако есть одно «но». На протяжении веков все попытки Польши утвердиться в «Кресах всходних» заканчивались полным крахом. И причина краха всегда была одна и та же – Россия. Считать это случайностью нет никаких оснований. Поэтому всем тем, кто в Варшаве уже отмеряет время, оставшееся до поднятия польского флага над Львовом, полезно задуматься – были ли чисто риторическими и дежурными слова Сергея Лаврова: «Мы продолжаем уважать территориальную целостность Украины в тех границах, которые сложились после референдума весной 2014 года в Крыму».

Впрочем, соответствует или не соответствует интересам России превращение западнорусских земель, ныне именуемых Западной Украиной, в Восточную Малопольшу – проблема, заслуживающая отдельного рассмотрения.

Игорь Шишкин

Столетие

Вам также может понравиться

↓