Как работает государство

 

Вчера мне задали замечательный вопрос – почему ЦИК не снял товарища Грудинина с выборов, обнаружив у кандидата 11 счетов в швейцарских банках. Вопрос был с очевидным подвохом: подразумевалось, что либо ЦИК обманывает избирателей, выдумывая несуществующие в реальности счета, либо ЦИК намеренно нарушает закон, допуская к выборам прокремлёвского «спойлера».

Забавно, что тот же уровень понимания юридических основ продемонстрировала и американская журналистка Келли Меган, когда потребовала у Владимира Путина выдать в США россиян, которых американцы обвинили во вмешательстве в российские выборы.

На это требование Владимир Путин ответил логичным щелчком по носу – поинтересовался, есть ли у госпожи Меган юридическое образование, и, убедившись в этом, пояснил, что закон есть закон, и что к гражданам России могут быть применены какие-то меры воздействия только в том случае, если это предусмотрено законодательством РФ.

Щелчок получился тем более обидным, что госпожа Меган выставила себя в результате
эдакой глупенькой красавицей, которая получила диплом юриста, не уяснив элементарнейших вещей, которые проходят на первом семестре первого курса. Если бы разговор вёлся в баре, в кругу хороших знакомых, Келли Меган могла бы сказать прямо: «законы только для американцев, а вы, русские дикари в медвежьих шубах, должны просто давать нам то, что мы от вас требуем». Формат интервью однако такого пояснения никак не предполагал, поэтому госпоже Меган пришлось проглотить ликбез с невозмутимым лицом.

Вернёмся теперь к счетам товарища Грудинина, к которому я начинаю испытывать даже некоторую симпатию, как к надёжному могильщику опасных для общества идей. Итак, налоговая служба Швейцарии сообщила об 11 счетах Павла Грудинина, один из которых был открыт даже не в валюте, а в золоте:

«Федеральная налоговая служба обратилась в швейцарские уполномоченные органы. <…> Швейцарские коллеги сообщили нам, что у Павла Николаевича Грудинина, помимо двух счетов, о которых мы уже упоминали, в том числе на избирательном плакате, по состоянию на 31 декабря 2017 года в соответствии с той информацией, которую дала налоговая служба Швейцарии, было 11 счетов. Таким образом, у Павла Николаевича Грудинина по состоянию на 31 декабря было 13 счетов в швейцарском банке», – сказал он.

«Из того ответа, который мы получили от наших коллег из Швейцарии, следует, что на разных счетах [Грудинина] разные финансовые инструменты присутствовали, в том числе один счет был открыт в виде драгоценных металлов, в скобках – золото», – указал член Центризбиркома.

Кинев добавил, что, «судя по той информации, которой обладает ЦИК», Павел Грудинин представил данные «о том, что у него нет иностранных счетов». «Мы сейчас обладаем информацией о том, что на 31 декабря 13 счетов в швейцарских банках были, 13 января Павел Николаевич представил нам заявление, что их нет, но мы не имеем подтверждающих документов, что их нет», – подчеркнул член ЦИК.

По мнению счастливого человека, которому никогда не приходилось участвовать в судебных разбирательствах и тому подобных делах, после вскрытия такой информации ЦИК должен был бы немедленно вычеркнуть Павла Грудинина из перечня кандидатов в президенты. В реальной жизни однако важные решения не принимаются за одну минуту – в нормативных актах прописан определённый порядок действий на каждый случай.

В нашем случае это выглядит примерно следующим образом.

1. Полномочия снять кандидата с выборов на этом этапе есть только у Верховного суда.

2. Сам по себе Верховный суд снимать кандидата с выборов не может, ему нужно для начала работы заявление от ЦИК или от какого-нибудь другого кандидата.

3. ЦИК не имеет правовых оснований, чтобы подавать заявление о снятии Верховный суд. Заявление Павла Грудинина об отсутствии счетов датировано 08 января 2018, швейцарцы же дали информацию на 31 декабря 2017. Теоретически товарищ Грудинин мог за эту неделю все свои счета в Швейцарии позакрывать.

4. Вместе с тем у ЦИК есть правовые основания напечатать информацию о счетах Павла Грудинина на плакатах с информацией о кандидатах. Так, вероятно, и будет сделано.

Пусть знатоки избирательного права укажут мне на возможные ошибки, если я где-то допустил неточность – сегодня я пишу пост не для того, чтобы закопаться в нюансы выборов, а для того, чтобы разъяснить основы функционирования государства.

Многие думают, что Владимир Путин, например – это вождь дикого племени, который может издать любое распоряжение по любому поводу. На самом деле, президент, как и мы все, должен соблюдать законы Российской Федерации.

Допустим, американцы заявляют, что наши граждане совершили какое-то преступление. Президент, даже если бы захотел, не может вот так просто взять и отправить подозреваемых в США.

Сначала нужно, чтобы американцы подали заявление в Генеральную прокуратуру России. Дальше в Генпрокуратуре рассмотрят заявление американцев, причём не в формате «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», а в строгом соответствии с инструкциями: примерно так, как компьютеры выполняют заложенные программистами программы.

Когда в соцсетях пишут о разных ужасах, кто-нибудь из опытных комментаторов обязательно задаёт вопрос: «а в прокуратуру обращались?». Это не шутка и не издевательство, это столь же естественно, как спросить «а в розетку включали?», когда вам говорят, что компьютер не работает. Если, допустим, на обнаруженный труп государство реагирует самостоятельно, то многие другие процессы запускаются только после поданного в прокуратуру заявления. Так устроена госмашина и в России, и в других развитых странах.

Забавно, что айтишники должны были бы понимать ситуацию лучше всех, аналогия с компьютерными программами и обработкой прерываний получается довольно точной. Тем не менее именно в среде айтишников количество неконструктивных критиков власти почему-то особенно велико.

Олег Макаренко

fritzmorgen.livejournal.com

Вам также может понравиться

↓