Звезда и смерть президента Януковича.

Komsomolskaya Pravda / Global Look Press
 

Черный глянец автомобиля представительского класса у входа и хвостатые журналистские очереди на двух кордонах безопасности внутри здания недвусмысленно намекали, что 2 марта в главном офисе ТАСС в Москве происходит нечто незаурядное. Свою пресс-конференцию давал предпоследний президент Украины Виктор Янукович.

Многие знания и многие печали

«А что же ты в первом ряду сидел, а вопрос так и не задал?» — поинтересовался после завершения мероприятия коллега Владимир Корнилов.

«Ты же видел, руку тянул, чуть сустав не вывихнул, а слова не дали. Но ничего такого, думаю, что это не заговор. Я-то пресс-конференции и сам проводил, знаю, так бывает», — солидно ответил я.

И тут оказалось, что случись спросить что-либо у бывшего донецкого губернатора, мы бы оба интересовались, а известно ему, что о нем думают земляки? Причем и в ДНР, в Донецке, скажем, или в Горловке. Или по ту сторону линии фронта, в Мариуполе, скажем, в Краматорске…

Ответ-то на этот вопрос известен, понятно. Любопытно было узнать, насколько он созвучен актуальным знаниям Януковича. Впрочем, по всей вероятности, все ему отлично известно. Во всяком случае, отвечая на вопрос представителя «Немецкой волны», экс-хозяин Межигорья, сообщил, что он цепко держит руку на пульсе настроений в Донбассе. Есть у него люди, которые юркими челноками снуют между его российской резиденцией и Донецком, доставляют сведения.

Раз так, то многие знания в этом случае должны порождать у Виктора Януковича и многие печали. Во всяком случае, вряд ли они добавляют ему здоровья.

Тупик президента

«Мда, постарел Федорович, осунулся, похудел, глаза красные и на мокром месте, надо думать, не спал накануне совсем. У адвоката Сердюка, кстати, тоже красные. Небось, вдвоем бдели, текст заявления отрабатывали», — размышлял я, рассматривая былого гаранта украинской Конституции.

В натуральном виде мне его прошлый раз доводилось видеть давненько, задолго до войны. Помнится он иным, налитым, уверенным, энергичным, поющим дуэтом с Кобзоном, орущим на стадионе во время игр «Шахтера», рычащим на врагов, да, если честно, и на друзей тоже иногда.

Был период, когда по работе мне пришлось биографией Януковича заниматься долго и нудно. В ту пору служил я в донецкой редакции «Комсомольской правды», которая входила в холдинг под руководством знаменитого и влиятельного теперь на Украине Бориса Ложкина. Тот взялся информационно сопровождать, за хорошие деньги, разумеется, первый поход Виктора Януковича в президентство. Соответственно, нужны были неформальные, человеческие, что ли, материалы о кандидате.

На малую родину героя, в Енакиево, пришлось ездить так часто, что в местном горсовете стали пошучивать, мол, пора тебе у нас квартиру выделить. Не выделили, понятно, зато помогли организовать встречи с любыми людьми из прошлого Януковича. Интервью с первой учительницей, с коллегами по гаражу, в котором герой повествования начинал свой трудовой стаж, с одноклассницей (правда, этот материал не вышел, мне потом сказали, кандидатуру респондента супруга Януковича, добрейшей, кстати, души женщина, Людмила Александровна отчего-то забраковала), с действующим городским головой, чуть ли не с кошкой, которую Виктор Федорович лично спас от хулиганов.

Можете вообразить, когда это происходит длительное время, из недели в неделю, рехнуться можно. И все же в этих поездках был полезный момент. Например, я видел хату и двор бабушки Януковича, где тот, сирота и безотцовщина, рос.

Братцы, это глухой тупик на выселках промышленного города, пусть его жители на меня не обижаются, не самого живописного в мире. Видя исходную точку и зная дальнейшие этапы биографии этого человека, невольно понимаешь, что самым логичным этапом жизненного пути у него были как раз судимости. Все остальное — вопреки законам бытия, вопреки и против шерсти.

Охота на волков

Во всяком случае, из той енакиевской подворотни попасть в тюрьму было гораздо проще, чем выбиться в люди. И тут я имею в виду никак не президентский пост, на Украине на нем как раз оказываются сплошь сомнительные персонажи. Вообще, в люди. Тем более, в суровом советском обществе с его щепетильной кадровой селекцией отмыться от судимостей, тем паче, вступить в партию, сделать карьеру — это было нечто. Да, каким-то образом Янукович смог расположить к себе легендарного космонавта и своего земляка Георгия Берегового, тот вступился. И все же история уникальная.

Когда в украинское уже, правда, время Виктор Янукович возник на уровне областного начальства в Донецкой области, это никого не шокировало. Донбасс вообще такой регион, где буквицы в личном деле мало кого волнуют. Судить принято по делам, поступкам, характеру.

Янукович вполне вписывался в образ крепкого донецкого мужика. Такого, знаете ли, не очень сервильного, простоватого, зато способного ситуацию переломить через колено, зарвавшегося оппонента послать куда подальше, или даже табуретку на спине у того сломать. У него даже хобби подходящие — автогонки, охота. Причем, кто ходил с ним на волка, рассказывали, что Янукович мог по следу раненого зверя идти сколько угодно по пурге, пока не добьется своего.

О пользе быть живым

Наступил час и противостояние по оси Киев — Донецк стало выходить на горячий уровень. Забурлил первый Майдан, проклюнулась хамская линия поведения центра по отношению к юго-востоку, прорезались уши американских партнеров, придумавших неконституционный третий тур президентских выборов. В Донбассе в кои-то веки на полном серьезе задумались об отделении. На этом фоне Янукович и вовсе превратился в некий символ борьбы. Как же — лидер, выразитель чаяний.

Проиграл тогда — ничего страшного. Как говорится, злее будем — примерно так решили в Донбассе. И ведь постепенно удалось ситуацию повернуть в иную колею. Понятно, самовлюбленный и бездарный павлин Ющенко этому немало способствовал, но это было не суть важно.

Звездный час простого енакиевского пацана все-таки настал. Фанфары просвистели. Он добрался до руля власти в Киеве, но вдруг очень быстро выяснилось, что это начало его падения. Причем, похоже, что сам Янукович уяснил это едва ли не последним, когда уже вынужден был спешно собирать пожитки для отступления.

Сложно сказать, почему так вышло. Может быть, резкое всплытие с уровня крепкого хозяйственника регионального масштаба до позиции первого лица государственной политики (пусть и государство не вполне полноценное, но все же) вызвало кессонную болезнь? Снесло крышу, грубо выражаясь. Не знаю, не знаю… Но в конце своего правления Янукович остался, считай, без друзей и союзников. С врагами было все в полном порядке, их становилось все больше. А вот тех, кто бросился бы защищать законно избранного президента, не оказалось.

«Так надо было ему вот, что сделать…» — любят говорить диванные стратеги и теоретики кухонной политики. Не хочу им уподобляться. Просто констатирую факт, что правление Януковича завершилось плачевно. И для него, и для очень многих жителей Украины и Донбасса.

Между прочим, что успел напоследок сделать Виктор Федорович полезного, прежде чем оказаться в Ростове-на-Дону, так это остаться живым. Во всяком случае, этим он серьезно спутал карты майданным руководителям и их кукловодам.

Укокошили бы под шумок, как, например, Чаушеску, и взятки гладки. Погиб-де президент при невыясненных обстоятельствах, нельзя было допустить хаоса в стране, вот и подхватил валяющуюся на тротуаре власть первый подбежавший. А так вышел чистый путч, беззаконный шабаш, сколько не прикрывай его словесными накидками наподобие «революции достоинства».

Физически Янукович выжил. И слава Богу! Пусть живет еще многие годы, во всяком случае так у него будет время попытаться отмолить свои многочисленные грехи. В политическом же смысле, он почил. Для того чтобы реанимироваться из такого состояния, нужны чудесно могущественные силы.

Если вдруг паче чаяний такое случится, Феникс какой-то получится. И это не название мобильной связи в ДНР, а восставшая из пепла былинная птица. Верится в это, конечно, слабо. Не только мне. Потому так много журналистов и пришло посмотреть на явление Януковича народу.

Чужой карман и клыки Фрейда

Выступление началось на 36 минут позже запланированного. Слишком много времени понадобилось для проверки журналистов при помощи металлоискателей, списков и угрюмых крепких ребят.

Кстати, тут Виктор Федорович себе верен. К вопросу своей безопасности он всегда относился крайне внимательно. Собственно, надо заметить, что на отчетной пресс-конференции Янукович неоднократно показал, что своим привычкам он вообще не намерен изменять, как бы его жизнь ни трепала.

Например, был одет в безукоризненный темно-серый костюм, идеальную рубашку, уместный синий галстук в белую крапинку. Тяга к хорошей одежде — это у него тоже с юности. Когда еще жил, в нищете, мог недоесть, но купить качественную рубаху. Потом возможности появились.

А еще журналисты прекрасно знают, что в любом выступлении Януковича, конечно, не когда он читает доклад по бумажке, а когда говорит от себя, стоит ждать и яркие образы, способные украсить тексты, и любопытные жесты, мимические проявления. На этот раз щелканье затворами фотоаппаратов становилось особенно яростным, когда выступавший разводил руки в стороны, пил воду и басовито похохатывал, рассуждая, что главная цель нынешних киевских прохиндеев заключалась в том, чтобы запереть его в тюрьму.

Кое-какие интересные слова в общем потоке прописных истин, кстати, с которыми трудно не согласиться, тоже прозвучали. Например, оказалось, что своих адвокатов он пригласил, чтобы все посмотрели какие те красивые. Говоря о том, насколько постыдно «шоу одинокого артиста Порошенко», сначала Янукович назвал фамилию Тимошенко. Обычные дела, невидимый доктор Фрейд бдит и кусает в самый неподходящий момент.

Две настырные юные девицы с украинских телеканалов взялись долбать Виктора Федоровича по теме российского паспорта, и за счет чего президент в изгнании живет последние четыре года, если ни в одном банке у него нет ни копейки. Первая позиция была проигнорирована. А по второй Янукович напомнил о своем сыне, который здоров и зарабатывает. Потом, возможно, смекнув, что эту тему совсем недавно раскрыл Юрий Луценко, отдыхавший на Сейшелах за счет отпрыска, придавил на жалость. У него, у Януковича, мол, сейчас ситуация такая, которой никто не завидует.

Это верно. Не в деньгах счастье. И все же, какие талантливые и заботливые дети у украинских политиков, верно?

Между прочим, чтобы окончательно снять вопрос финансов, Виктор Федорович предложил журналисткам не считать его деньги, а он обещает не считать их гонорары.

Одним из самых хитовых моментов программы стал вопрос, заданный журналистом школьного возраста из некоего агентства «Юнпресс». Да-да, на такой весомой пресс-конференции, где мировые СМИ бились за право спросить, имелись и молодые дарования. Так вот, свежая поросль журналистики сообщила о многочисленных манифестациях на юге и востоке Украины, где протестующие требуют вернуть во власть Януковича, и поинтересовалась, боится ли его Порошенко? В этот момент со стульев чуть не упали и свидомиты типа Цымбалюка, и российские с пророссийскими журналисты, и женщина из газеты «Эль Паис», сдается сам и Виктор Федорович с трудом удержался.

Недовольных на условно украинской территории море, тут спорить нелепо. Порошенко с его оголтелой шайкой подавляющее большинство терпеть не может. Но вот по поводу возвращения Януковича к власти… Хм! Это, мягко говоря, очень неочевидная идея.

Руслан Мармазов

Федеральное Агентство Новостей

Вам также может понравиться

↓