Кто победил телевизор

 

Количество граждан, смотрящих телевизор для отдыха, сократилось за последние семь лет вдвое — с 63 до 29 процентов. Молодое поколение телевизор уже практически игнорирует, развлекаются перед «ящиком» всего лишь 8 процентов людей от 18 до 24 лет. Я вспоминаю себя в этом возрасте: тогда телевизор смотрели все, от маргиналов до интеллектуалов.

Конечно, телевизор по-прежнему остаётся главной информационной силой в стране, две трети россиян обращаются за свежими новостями именно к голубым экранам. Интернет также читают многие, однако верят ему куда как меньше, чем центральным каналам.

Должен с грустью заметить, что все основания для этого у граждан есть: в интернете действительно много врут. Тем не менее на одной только политике не выедешь. Потеря развлекательной функции выглядит для телевизора как приговор. Сегодня включают только для просмотра новостей, завтра перестанут включать вовсе.

Чтобы понять причину заката эпохи телевидения, следует сначала задуматься о роли телевидения в нашей жизни. Во времена СССР, когда эмигрировать было почти невозможно, а за тунеядство сажали в тюрьму, выходом из суровой реальности для многих стал уход во «внутреннюю Монголию». Кто-то брал гитару с палаткой и бродил по лесам, кто-то зачитывался книгами, кто-то пил. Многие однако просто садились вечером на диван и включали телевизор, своё окно сначала в чёрно-белые, а потом и в цветные миры.

Космос был классическим советским дефицитом. Каждый советский ребёнок хотел стать космонавтом, однако реально космонавтами становились всего лишь несколько человек в год: подавляющему большинству советских граждан светил максимум полёт на истребителе или воздушном шаре.

Телевизор позволял донести дефицитный космос до каждого желающего — фильмы о космосе были вполне доступны любому диваносидцу. Более того, они имели массу преимуществ перед реальным полётом: телезритель, например, не тратил годы жизни на тяжёлую учёбу и утомительные тренировки, а летая вместе с актёрами он переживал захватывающие приключения, недоступные настоящим космонавтам.

С распадом СССР железный занавес пал, статью за тунеядство отменили. Возможностей для развлечения стало гораздо больше: начиная от дальних путешествий и заканчивая, допустим, мало кому доступными раньше автогонками. Само собой, в лихие девяностые люди больше думали не о развлечениях, а о банальном выживании, однако уже в середине нулевых мы привыкли к типажам, например, рядовых офисных служащих, смыслом жизни которых стали регулярные выезды в новые страны.

Весьма наивно было бы думать, что новые возможности ослабят потребности в виртуальных мирах. Во-первых, далеко не всегда наши желания совпадают с нашими возможностями: довольно часто плохое здоровье или дефицит денег мешают нам заняться, например, яхтенным спортом или теми же космическими полётами. Во-вторых, повторюсь, телевизор имеет массу преимуществ перед реальным миром: можно, допустим, принимать хорошие дозы адреналина, не опасаясь получить в качестве побочного эффекта перелом или огнестрельное ранение.

Суровые противники книг, телевизора и прочих окон в несуществующие миры непременно скажут, что уходить от реальности и давать волю воображению — большой грех. Тем не менее вполне очевидно, что наш мир несовершенен. Если отобрать у человека телевизор, он не пойдёт в филармонию, а пойдёт играть в карты или пить пиво. Телевизор полезен уже хотя бы тем, что он удерживает людские массы от криминальных соблазнов.

Теперь, когда мы выяснили суть развлекательных фильмов и телепередач, стало ясно, почему же в последние годы телевизор начал сдавать свои позиции. Книга позволяет узнать о воображаемых мирах, радио — услышать их, а телевизор — увидеть. Компьютеры позволяют частично переселиться в виртуальные миры и вступить в контакт с их обитателями.

Участвовать интереснее, чем просто наблюдать: поэтому компьютерные игры, которые почти столь же бесплатны, как и телевидение, всухую выигрывают у морально устаревших способов уйти из постылой реальности в какое-нибудь более привлекательное место.

Паниковать или хотя бы тревожиться по поводу этого массового ухода я категорически не готов. Наша планета имеет серьёзные физические ограничения: семь миллиардов человек не могут ни посетить петербургский Эрмитаж, ни хотя бы обзавестись личным автомобилем: ресурсов не хватит на всех.

Экологические активисты предлагают кардинальное решение проблемы нехватки ресурсов — закрыть крупные производства, резко сократить потребление человечества. Этим они напоминают мне средневековую английскую знать, запрещавшую крестьянам охотиться в своих лесах. С одной стороны, тем самым аристократы сохраняли природу, защищали оленей и прочую дичь от истребления. С другой стороны, несчастным крестьянам было буквально нечего есть, так как собственных лесов у них не было.

Если идеи радикальных экологов будут воплощены в жизнь, хотя бы средний уровень жизни будет доступен жителям очень немногих стран: в Африке же и Азии ужесточение экологических норм приведёт к серьёзному голоду. Впрочем, даже если отбросить в сторону непростую моральную сторону вопроса, стоит заметить, что «американская мечта» — уютный домик и автомобиль для каждого — больше не работает даже в самих США. Эксперты насчитывают там сейчас около 20 млн человек, живущих в условиях «крайней бедности».

Как ни странно это звучит, проблему дефицита физических ресурсов способны решить виртуальные миры. Достаточно сказать, что широкое распространение виртуальных миров резко снижает потребности человечества в пассажирском транспорте: вам не нужен ни автомобиль, ни самолёт, ни даже поезд метро, если вы работаете из дома.

Качественные виртуальные миры делают морально устаревшей целые отрасли экономики, становятся не нужными как кинотеатры с развлекательными центрами, так и, например, магазины одежды. Какой смысл покупать настоящие джинсы из ткани, если все, на кого вы хотите произвести впечатление, проводят большую часть времени по ту сторону монитора?

Из вышесказанного может сложиться впечатление, будто я предлагаю сейчас слегка модифицированные европейские ценности: «белые люди» наслаждаются реальной жизнью, в то время остальные стонущие под «бременем белого человека» семь миллиардов прозябают в виртуальном гетто.

Спешу успокоить. Во-первых, иной альтернативы, кроме как переселяться в виртуальность, у человечества просто нет — этот великий исход не остановить, как нельзя было в своё время остановить появление в каждом доме радиоприёмника и телевизора. Таким образом, я в любом случае ничего не предлагаю и не пропагандирую, я всего лишь констатирую факт.

Во-вторых, жить в виртуальном мире довольно приятно. Там у каждого может быть и личная яхта, и личный самолёт, и даже личный звездолёт класса «Галактика». Грубая серая реальность даже сейчас, при сегодняшних несовершенных технологиях, проигрывает конкуренцию вымышленным мирам.

Наконец, было бы в корне неверно считать виртуальные миры эдаким глушащим боль опиумом, в который люди погружаются от безысходности. Напротив, жизнь и работа в виртуальном мире может быть весьма плодотворна. Чтобы не перечислять долго очевидные примеры, напомню хотя бы о современной научной работе, когда учёные на разных концах земного шара общаются друг с другом так плотно, будто они сидят в соседних кабинетах.

Напоследок у меня припасена хорошая новость для тех, кто предпочитает вместо колонизации виртуальных планет колонизировать свои реальные шесть соток. Если мой прогноз окажется верным, и человечество массово переселится в виртуальность, ценности старого мира резко подешевеют, как резко подешевели сейчас, например, пишущие машинки, дискеты и видеокассеты.

Олег Макаренко

fritzmorgen.livejournal.com

Вам также может понравиться

↓