На Ближнем Востоке появился новый лидер – Владимир Путин

 

Уход США позволил России расширить свое влияние до таких масштабов, которых мы не видели со времен распада СССР

огда в январе 2016 года Дональд Трамп вступил в должность президента, одним из часто задаваемых вопросов стал вопрос о том, кто из мировых лидеров заполнит тот вакуум, который образовался после того, как Вашингтон сосредоточился на внутренних вопросах и проблемах. Кто сможет воспользоваться представившейся возможностью? Либералы мечтали о том, чтобы таким лидером стала Ангела Меркель. Или, может быть, им станет Эммануэль Макрон, истребитель ультраправых и спаситель центра? Не ускорит ли трампизм подъем Китая, обеспечив Си Цзиньпина тем статусом и влиянием на мировой арене, которые он старательно консолидировал внутри Китая?

Прошел уже целый год, но четкого ответа на этот вопрос пока нет. Если не считать Ближний Восток, где одному человеку — при помощи хитрости и оппортунизма — удалось закрепить свое влияние. И этим человеком стал Владимир Путин.

Чтобы найти свидетельства существенного роста влияния России в этом регионе, стоит проанализировать маршруты поездок Путина начиная с прошлого понедельника. Ранним утром он прибыл на сирийскую военную базу Хмеймим, что стало его первым визитом в Сирию с момента ввода российских войск в эту страну в сентябре 2015 года. Обращаясь к российским военным, он заявил, что Россия достигла поставленных целей и теперь начинает постепенный вывод войск.

Мало кто верит в то, что разгром джихадистов был главной целью российской кампании в Сирии, и заявлять о том, что поражение ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) — это заслуга России, было бы преувеличением. Однако никто не станет спорить с тем, что интервенция Москвы оказалась успешной.

Минимальные потери

Во-первых, эта интервенция обеспечила выживание режима союзника России, президента Сирии Башара аль-Асада. Когда Россия вмешалась в сирийский конфликт в 2015 году, тогдашний министр обороны США Эш Картер (Ash Carter) сказал, что Путин увязнет в трясине, поскольку его стратегия обречена на провал. Но Москва, напротив, сумела изменить ход войны в свою пользу, понесла минимальные потери, продемонстрировала свой военный потенциал и просчитала все так, чтобы вывод российских войск из Сирии произошел до президентских выборов, которые в России пройдут в марте следующего года.

Россия также сохранит за собой военную базу в Хмеймиме и средиземноморскую военно-морскую базу в Тартусе.

Из Сирии Путин вылетел в Египет, где он договорился с президентом Абделем Фаттахом ас-Сиси (Abdel Fattah al-Sisi) возобновить прямые туристические перелеты между странами, которые были прекращены после теракта на борту российского пассажирского самолета в 2015 году. Они также обсудили возможность заключения 30-миллиардной сделки на строительство атомной станции в Египте.

В Анкаре, которая стала последней остановкой Путина в тот насыщенный день, он и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan), по всей видимости, достигли некоторого прогресса в переговорах о продаже российских зенитных ракетных систем С-400 Турции. Эта встреча Путина и Эрдогана — седьмая в этом году — в очередной раз доказала, что странам удалось наладить отношения после убийства российского посла в Турции и после крушения российского военного самолета, сбитого турецкими ВВС.

Новые альянсы

Эта тенденция наблюдается по всему региону. Теперь, когда США не демонстрируют почти никакой заинтересованности и когда у них нет никакой связной стратегии, Россия в значительной мере опережает Америку. Россия добивается заключения новых альянсов, укрепляет свои торговые связи (в том числе в области торговли оружием) и наращивает свое влияние, которое уже достигает масштабов, не виданных со времен распада СССР.

Эта тенденция наблюдалась еще до того, как Трамп стал президентом. Войны Джорджа Буша-младшего в Ираке и Афганистане ослабили позиции США в регионе и внушили американской системе и общественности усталость от иностранных военных кампаний, а поворот Барака Обамы к Азии и его провальная сирийская стратегия всерьез ослабили авторитет его администрации.

Но эта тенденция ускорилась при Трампе — президенте, чья приверженность принципу «Америка в первую очередь» сочетается лишь с его невежеством.

Всего за несколько лет Путин воспользовался предоставленной ему возможностью и сделал себя новым лидером на Ближнем Востоке. Израильтяне, турки, палестинцы, египтяне и иорданцы все чаще обращаются к Кремлю в надежде на помощь в решении их проблем.

Путин поддерживает крепкий альянс с Ираном и при этом успешно сохраняет хорошие отношения с его заклятым врагом, Саудовской Аравией. В октябре король Салман стал первым саудовским монархом, приехавшим в Москву.

Мирные переговоры

Путину удалось посадить за один стол переговоров Турцию и Иран в стремлении урегулировать сирийский конфликт, а саудиты сотрудничают с Москвой в попытках убедить сирийскую оппозицию объединиться для проведения мирных переговоров.

Более того, Россия выступает посредником, стремящимся урегулировать внутрипалестинский конфликт между группировками ФАТХ и ХАМАС, и она пригласила противоборствующие ливийские группировки в Москву в попытке добиться их примирения.

Богатство, военная мощь и альянсы Вашингтона дают ему возможность оставаться незаменимым игроком на Ближнем Востоке. Но, как написал Дмитрий Тренин в своей новой книге «Что Россия затевает на Ближнем Востоке» (What is Russia Up To In the Middle East?), в тактическом смысле Россия обошла США.

В результате мы наблюдаем одно из главных событий десятилетия, а именно то, как успехи на Ближнем Востоке позволили Москве вернуться за стол лидеров глобальной геополитики.

Руадхан Мак Кормайк (Ruadhán Mac Cormaic)

The Irish Times, Ирландия

inosmi.ru

Вам также может понравиться

↓