Пустой блеф США: что стоит за угрозами Америки начать «звездные войны» в космосе

 

Через 30 с лишним лет после объявления одного из самых дорогих и сложных планов по «сдерживанию» вероятного противника министр ВВС США Хизер Уилсон заявила, что Америка всерьез рассматривает космос как место для боевых действий.

Экскурс в историю

Стратегическую оборонную инициативу часто называют главным блефом холодной войны: в Соединенных Штатах считали и считают до сих пор, что именно СОИ позволила «намекнуть Советам» на отсутствие перспективы в ядерной войне. Однако карта СОИ была разыграна по классическому приему из покера – серьезный блеф при отсутствии козырей.

К слову, заставить поверить потенциального противника в осуществимость СОИ старались всеми силами: несколько сотен ОКР, запущенных в рамках исследований космической и околокосмической отраслей, испытания, спланированные информационные утечки – разведывательная игра велась, что называется, по-крупному.

Однако советские специалисты, академики, руководители и научные коллективы авиа- и ракетостроительных предприятий после долгих изучений проектной документации по отдельным направлениям, совещаний и расчетов дали однозначный ответ: такая схема перехвата боевых блоков баллистических ракет не сработает, а подобные концепции с размещением автономных систем в ближайшем будущем создать невозможно.

Важно понимать, что план перехвата советских баллистических ракет был еще амбициознее, чем развертывание системы противоракетной обороны: предполагалось, что СОИ, работа компонентов которой основывалась на так называемых новых физических принципах, позволит обнаруживать и перехватывать ракеты на всех этапах полета, начиная с разгона МБР и «перехода» через атмосферу, заканчивая разведением боевых блоков на орбите.

В качестве главного средства поражения советских баллистических ракет выбрали лазер. Над разработкой таких систем в США трудились лучшие физики, включая американского ученого Эдварда Теллера – авторитета в мире военной науки. Вопреки расхожему мнению, орбитальные компоненты СОИ не планировали размещать в космосе на постоянной основе – предполагалось, что ядерные топливные элементы с боевым лазером на орбиту в случае команды на ядерный удар будут выводить обычные баллистические ракеты.

Однако до практической реализации проекта дело так и не дошло: лучшие физики, материаловеды, химики, математики и многие другие специалисты так и не решили главных проблем, сформулированных в техническом задании – поражения боевых частей на расстоянии в сотни километров в открытом космосе.

Справедливости ради стоит отметить, что первые экспериментальные лазеры (морского и сухопутного базирования), способные воздействовать на небольшие цели и наносить ущерб, появились в Соединенных Штатах всего пять-семь лет назад и на оружие стратегической направленности не тянут: максимум возможностей корабельных лазеров и устройств на мобильных платформах – это поражение небольших по размерам беспилотников и катеров.

«Надуманных ужасов относительно СОИ было куда больше, чем реальных достижений. Эту программу стали прорабатывать в расчете на выполнение двух основных целей. Первая была сугубо политическая – запугивание СССР перспективным оружием, вторая – практическая, суть которой сводилась к поддержке на плаву NASA и смежных ведомств», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Евгений Белаш.

По словам историка, у США действительно была цель «побить» СССР за счет качественного рывка в разработке вооружений, и в осуществимость такой цели специалисты в США верили, однако ограниченность в идеях и технологиях, а также их дороговизна сделали свое дело – программа СОИ начала «угасать».

Свою роль сыграли и откровенно бредовые с точки зрения сразу нескольких научных дисциплин наработки – чего стоит только система «передачи» энергии на лазерный боевой орбитальный комплекс с помощью специально разработанных зеркал.

При этом вероятное развертывание СОИ целиком подпадало под определение оружия, размещаемого в космосе, а значит, Соединенные Штаты открыто готовили саботаж международных договоров об использовании и запрете на размещение оружия в космосе, оформленных еще в середине 60-х. В ходе всего исторического периода, вошедшего в учебники как холодная война, представители США выступали с инициативами, посвященными «национальной безопасности» и «миру во всем мире», однако готовились не только активно использовать космическое пространство в целях разведки и наблюдения, но и при необходимости первыми нанести удар из космоса.

Космос – новое поле боя

Заявления руководства ВВС, Пентагона и лидеров США относительно (пусть даже частичной) милитаризации космоса военные эксперты воспринимают с недоумением и тревогой одновременно. В ходе одной из пресс-конференций в Пентагоне министр и начальник штаба ВВС США Хизер Уилсон и генерал Дэвид Голдфин заявили о том, что США рассматривают космос как место для ведения боевых действий.

Специалисты стали спешить с выводами относительно таких заявлений, даже несмотря на то, что увеличение финансирования ВВС, а также пристальное внимание к «космическому сектору» считаются традиционными для Минобороны США вопросами.

Однако заявления руководителей ВВС только на первый взгляд выглядят случайно сказанной фразой: повышенный интерес к военному космосу рано или поздно должен был привести к подобным заявлениям, тем более что политическая почва для таких мероприятий готовится уже давно. Тридцатого октября 2017 года 1-й комитет Генассамблеи одобрил четыре резолюции, нацеленные на предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве. И хотя основные положения документов были разработаны и представлены Россией и КНР еще в 2008 году, новая редакция документа не устроила представителей США и ЕС, к которым поспешили примкнуть делегации Украины и Грузии.

Отказ от размещения в космосе для Соединенных Штатов в этом случае неприемлем просто потому, что в военные программы для использования в космосе уже вложены значительные средства. Создаваемый «Космический корпус», а также выводы и полеты на орбите беспилотных летательных аппаратов, таких как орбитальный самолет X-37, практически не оставляют вопросов относительно истинной заинтересованности США в одностороннем контроле над космическим пространством.

Однако вывод на орбиту спутников видовой и радиотехнической разведки и боевые действия в космосе – принципиально разные понятия. В полной мере вопросом «маневренного космического боя» за всю историю космической гонки владел лишь один человек – гениальный советский конструктор Глеб Лозино-Лозинский, благодаря которому не только были реализованы ключевые оборонные проекты СССР, но и созданы многоцелевые аппараты «Спираль», действительно способные вести бой в космосе с любым противником.

Эксперты в области авиационно-космических проектов отмечают, что заявления о космическом пространстве как о еще одном «поле для боевых действий» от представителей ВВС США слышать как минимум странно, поскольку главная надежда ВВС США – корабль Х-37 – еще далека от совершенства.

«С высотами и маневренностью там грустно на самом деле. Запуск и вывод Х-37 на орбиту не решил главной проблемы – практически любой космический объект представляет собой мишень с плохой возможностью маневра. Причем хорошо заметную и легкоуязвимую», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» эксперт по вопросам космоса Михаил Лапиков.

Возмещение ущерба

Подробности отказа Соединенных Штатов от насыщения космического пространства военными аппаратами не афишировались, однако главным требованием американской делегации в ООН стал… отказ стран-участниц нового договора о космосе от разработки противоспутникового оружия – смертельно опасного врага для космических «разведчиков» и космических аппаратов-инспекторов.

При этом, по мнению экспертов в области безопасности, отказ от диалога и совместного поиска решения проблемы заранее предвидели еще советские дипломаты – именно ввиду несознательности американских военных по ключевым вопросам и в целях обеспечения безопасности страны разрабатывались такие проекты, как газодинамический лазер РД0600.

Вывод на орбиту такого устройства или группировки устройств в случае агрессивного поведения со стороны потенциального противника мог бы гарантировать истребление орбитальной группировки противника и сохранение собственных космических аппаратов.

Однако, помимо причины стратегической, аналогичной инициативам, которые привели к началу работ над «звездными войнами» в 80-х, может быть и сугубо коммерческая подоплека. Неоднозначность в оценке реальных технических возможностей противоракетной обороны могла заставить крупнейших оборонных подрядчиков в США пересмотреть свои взгляды на освоение государственных контрактов.

Эксперты не исключают, что блокирование инициатив России и КНР в ООН, а также резкие заявления ВВС и Пентагона в целом крупнейшие производители вооружений могут поддерживать в целях получения огромных бонусов за грядущие космические контракты.

«Готовность развернуть полномасштабную гонку вооружений в космосе со стороны США пока под большим вопросом. Ситуация сильно изменилась, и противостоять в таком случае придется уже нескольким государствам. К такому в США не готовы. А вот интересы бизнеса просматриваются, ведь государственные контракты на космические программы стоят огромных денег», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный эксперт Юрий Лямин.

Постоянные требования «уточнить» и «конкретизировать» содержание проектов по предотвращению размещения оружия в космосе, по мнению экспертов, являются отвлекающим маневром: на деле ни Соединенные Штаты, ни их союзники по НАТО к открытому и честном диалогу и выработке совместного решения в этом направлении пока не готовы.

Дмитрий Юров

 

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Подпишитесь на наши новости в социальных сетях!

Вам также может понравится