Чтиво глобалистов

 

Кто такой Хью Хефнер? Большинство жителей России и понятия о нем не имеют, никогда в жизни об этом человеке ничего не слышали. Однако, когда он на днях умер, то об этом в наших СМИ появилась лавина публикаций, а информация о его кончине прошла даже в новостных программах центральных государственных каналов телевидения, словно умер какой-то видный политик, мировая кинозвезда или выдающийся ученый. Почему?

Речь идет об основателе скандального американского журнала «Плейбой», который, не без оснований, называли «порнографией в глянце». А вот какая оценка дается самому Хефнеру на русскоязычном сайте американской радиостанции «Свобода»: «Издатель, интеллектуал, бунтарь, «пророк гедонизма», сибарит, настоящая «звезда» американской поп-культуры, символом которой стал его журнал Playboy. 91-летний Хью Хефнер умер в собственном особняке в Лос-Анджелесе в окружении своей семьи, «от естественных причин». «Жизнь слишком коротка, чтобы жить чужой мечтой» – сегодня весь день на сайте его журнала висит девиз, с которым он жил всегда».

Какова же была «мечта» его самого, и каким был журнал, которым так прославился его создатель? Об этом говорит и само его название, и его эмблема в виде головы ушастого кролика с галстуком-бабочкой на шее. «Плейбой» в переводе с английского означает «играющий мальчик», точнее «парень», поскольку под «играми» в нем, в первую очередь, подразумевается секс.

«Плейбой», — объясняет либеральная «Википедия», — эротический журнал для мужчин, издающийся с 1953 года Хью Хефнером и его коллегами, выросший в издательский дом Playboy Enterprises, деятельность которого простирается на многие области медиа-бизнеса для взрослых…. Журнал известен своей либеральной позицией по отношению к политическим веяниям».

Короче, это был первый на Западе «солидный» глянцевый журнал, в отличие от дешевых порнографических изданий, который стал писать о сексе и помещать на свою обложку фотографии голых красоток.

Хотя сам Хефнер это и отрицал. «Я никогда не считал «Плейбой» журналом о сексе, — упорно твердил он в многочисленных интервью. — Для меня он всегда был изданием об образе жизни, в которой секс является лишь одной из её составных частей». Хефнер утверждал, что эротика для «Плейбоя» — лишь нарядная упаковка.

И в этом он был совершенно прав. «Плейбой» стал в США и во всем остальном мире, символом нового образа жизни, жизни исключительно ради плотских удовольствий, развлечений, снятия всех моральных табу, символом глобалистской модели общества потребителей, которая стала утверждаться в США, а потом и в других странах.

А его упаковка была и в самом деле красивой. В журнале Хефнера фигурировали не только голые красотки, но и для привлечения читателей из среды интеллектуалов публиковались интервью со многими знаменитостями, и не только из мира моды и кино, вроде Мэрилин Монро или Джона Леннона, а и с известными политиками: Мартином Лютером Кингом, Даниэлем Ортегой, Ясиром Арафатом, и даже с Фиделем Кастро. В нем появлялись рассказы знаменитых писателей, среди которых были Владимир Набоков, Курт Воннегут, Эрнест Хемингуэй, Ян Флеминг, Станислав Лем, Стивен Кинг, Габриель Гарсиа Маркес, Джек Керуак. На пике популярности, в 1970-е годы, печатные тиражи журнала достигали 7 миллионов экземпляров.

В СССР «Плейбой», где он, конечно, был запрещен, его высмеивали в сатирическом журнале «Крокодил», он упоминался в известной книге Николая Яковлева «ЦРУ против СССР». В издании «Идеологическая борьба и современная культура» в 1971 году писали, что образцовым героем журнала является «индивидуалист» (впрочем, так оно и было). Но когда грянула бестолковая горбачевская перестройка, «Плейбой», как символ западного образа жизни, стал у нас настольным журналом новой «элиты».

Гроссмейстер Гарри Каспаров был одним из первых советских граждан, кто во время перестройки дал интервью «Плейбою». Может быть, влияние именно таких и подобных ему СМИ и способствовало превращению этого талантливого шахматиста в яростного русофоба.

Активными пропагандистами этого журнала стали у нас либералы. Один из их гуру, позиционирующий себя как «музыкальный критик», Артемий Троицкий был в конце 90-х первым главным редактором российского издания «Плейбоя». Он считает, что Хью Хефнер «сделал одну очень важную вещь… первый выдвинул теорию о том, что секс – это, на самом деле, клево, здорово, что это модно, что если у тебя нет секса, то ты какой-то странный просто тип, и вряд ли ты успешный мужчина, если ты не успешен в этом. Вот что Хью Хефнер сделал, и, на мой взгляд, это историческая заслуга». Другими словами, заслуга в том, что он придумал для банальной порнографии глянцевую упаковку, а путан сделал героинями светской хроники?

Вовсю расхваливает Хефнера и телеведущий Владимир Познер, который тоже сам немало сделал для пропаганды в России этого издания. Он не только встречался с магнатом, но и даже снял про него большой фильм-интервью.

«Хью Хефнер, — заявил Познер радиостанции «Свобода», — был, конечно, абсолютно выдающимся и уникальным человеком… В то время, когда он начинал, в Америке было много запретов. Там была самая настоящая цензура. Например, нельзя было показывать в кино супружескую пару, чтобы они были в одной постели. И там было множество таких вещей. Декольте не могло быть ниже какого-то уровня, вообще было очень много абсолютно пуританских и лицемерных запретов. Он это взорвал… Он не стеснялся говорить, что за свою жизнь, наверное, был близок с тысячью женщин, если не больше».

«Он прожил, — взахлеб расхваливает ловеласа Познер, — совершенно замечательную, полную жизнь, и это тот случай, когда можно сказать, что человек мог уйти из жизни с самым главным чувством советского человека, как у нас говорили, а именно –​ чувством полного удовлетворения».

Что же это была за «замечательная», по выражению Познера, жизнь? Американский журналист Стивен Уоттс издал биографию Хефнера, в которой расписывает его «подвиги» более конкретно. Однажды Хефнер стал уговаривать свою первую супругу разделить постель со своим братом Кейтом и его пассией. «Милли наотрез отказалась от близости с Кейтом, сочтя эту связь кровосмесительной, но Хью и тогда отлично повеселились».

Стивен Уоттс рассказал, что Хефнер в погоне за острыми ощущениями однажды дошел даже до гомосексуальных отношений, постоянно устраивал оргии с порнозвездами. Однажды это было заснято на видеокамеру. Впрочем, все участники съемок были в масках, а картина носила название «После маскарада». Сам Хефнер остался доволен трудом Стивена Уоттса, заявив, что все, что тот написал, является чистейшей правдой.

Последние годы миллионер жил в своём особняке «Playboy Mansion» сразу с семью девицами. Однажды престарелый уже ловелас едва не доигрался. «Был такой момент… Я занимался сексом с четырьмя моими девочками и подавился шариками Гейши. Ой, чуть не задохнулся…», — поведал тогда уже 83-летний Хефнер.

Остепенился он лишь под самый конец жизни. Его третья жена Харрис была моложе издателя «Плейбоя» на 60 лет. Однако ей не повезло. Хефнер даже не упомянул о ней в своем завещании, все его миллионы достанутся его детям. К тому же он завещал, что на кладбище будет покоиться рядом с Мэрилин Монро, фото которой украшало обложку первого выпуска «Плейбоя». Еще в 1992 году Хефнер за 75 тысяч долларов приобрел место на кладбище рядом с ней.

Подводя итоги, нельзя не признать, что ушедший в мир иной мавр-создатель порно в глянце, которое стало символом американских «свобод», все-таки сделал свое дело.

Навязанный его журналом и всей либеральной американской пропагандой новый тренд, образ жизни ради эгоистического удовольствия, снятия всех моральных запретов, торжествует. «Недавние опросы показывают, что более 60 процентов американцев считают гомосексуальные и лесбийские отношения, секс между неженатыми людьми и рождение детей вне брака «морально приемлемыми», –​ с удовлетворением констатировал незадолго до смерти сам Хефнер. –​ Почти 90 процентов так же думают и о контрацепции. Это неудивительно. Мы победили в сексуальной революции”.

Мало того, ушастый кролик с бабочкой, зовущий к разврату, пошлости и извращениям, стал в США уже даже неким символом патриотизма. Организация Brand keys провела социологическое исследование среди местных жителей на тему самых патриотичных брендов Америки. В «топ-50» рейтинга вошли такие бренды, как «Джип», «Кoкa-Кoлa», джинсы «Леви Штраус» и… журнал «Плейбой».

Игорь Веремеев

www.stoletie.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Присоединяйтесь к НОВОРУСМИР в социальных сетях!

Вам также может понравится