Почему коллективный Запад ломает зубы о Донбасс

 

Четвёртый год продолжается вооружённый конфликт между киевским режимом и частью Донбасса – Донецкой и Луганской республиками. Если точнее, война на территории Украины длится 3 года и 5 месяцев. Всё это время международные миссии ОБСЕ, ООН, МККК ведут подсчёт убитых, покалеченных, пропавших без вести, пленных, беженцев. Две первые цифры растут (хотя и с разной скоростью) день ото дня, месяц от месяца, год от года в зависимости от обострений ситуации на линии фронта, которая разрезает Донбасс.

Обмены пленными довольно успешно происходили на ранних стадиях конфликта, но давно уже заморожены. Самым крупным за всё время войны стал обмен 222 пленников Украины на 135 задержанных ополченцами ДНР и ЛНР, который состоялся 26 декабря 2014 года. Во второй раз стороны обменялись пленными во внушительных количествах только 21 февраля 2015 года – Киев отдал 36 ополченцев за 139 украинских «атошников».  После этого происходили разве что единичные обмены и делались жесты доброй воли.

Свежий пример: 14 сентября 2017 года  ДНР передала украинской стороне 19 заключённых, у которых возникло желание отбывать наказание на территории Украины. Однако в целом процесс обмена пленными завис.

Формула минских договорённостей «всех на всех», будучи выдернутой из комплекса мер по урегулированию ситуации в Донбассе, сама по себе не работает, а пошагово освобождать заложников и незаконно удерживаемых лиц у сторон конфликта не выходит: каждый раз переговорный процесс в Минске заканчивается взаимными обвинениями переговорщиков в срыве достигнутых соглашений. Простой вопрос обмена всех подтверждённых сторонами пленных стопорится по трём причинам.

Во-первых, формула «всех на всех» в документе, подписанном в Минске, однозначно подразумевает полный обмен в условиях прекращения огня и отведения вооружений от линии соприкосновения, помилования и амнистии лиц, принимавших участие в конфликте. Без всего перечисленного привязываться к формуле «всех на всех» бессмысленно, продолжение войны каждый день вносит коррективы в количество пленных с каждой стороны. Во-вторых, у сторон нет пошагового варианта обмена пленными. В-третьих, вызывает вопросы качество переговорщиков. Если сторонам прежде удавалось договариваться по части пленных, а сейчас не удаётся, возможно, не те люди представляют их на переговорах в Минске? Вопрос о пленных должен решаться не истериками в социальных сетях, а рутинной дипломатической работой.

Точно так же обстоит дело с пропавшими без вести: только взаимные договорённости Киева и республик помогут сдвинуть с места проблему розыска останков и их идентификации. На Украине эта работа ведётся ни шатко ни валко – даже силовые ведомства, ведущие так называемую АТО в Донбассе, не в силах сосчитать количество безвестно пропавших и создать их единый реестр: официальные цифры разнятся от 110 до 1646!

Тут могло бы и международное сообщество пособить, но есть камень преткновения: киевский режим упорно не желает напрямую договариваться с руководством ДНР и ЛНР, хотя территорию республик считает украинской и проживающих на них граждан – украинцами (в том смысле, что все они – с синими паспортами, украшенными трезубом).

Управление верховного комиссара ООН по правам человека на днях выпустило 19-й по счёту доклад о ситуации на Украине, где, как и в предыдущих подобных документах, чёрным по белому выписан комплекс мер по выполнению минских договорённостей и обеспечению соблюдения прав человека воюющими сторонами: украинской властью и руководством ДНР/ЛНР. Готова «дорожная карта». Остаётся взять – и выполнить. Одна загвоздка: рекомендации ООН предусматривают способность Киева договариваться с Донецком и Луганском. Однако на деле этого нет. Вот отчего и в 20-м, и в 25-м, и в 48-м докладах ООН (если так пойдёт дальше) будет всё то же, что и теперь.

По линии Киев – Донбасс конфликт может быть урегулирован мирным путём только в одном случае: если коллективный Запад оставит Украину с её проблемами. А поскольку этого не происходит, не будет и доброй воли Киева  договариваться с ДНР и ЛНР об установлении мира.

И тут в качестве третьего нелишнего выступают внешние игроки: Европа, Россия, США (в связке с Великобританией). Формально коллективный Запад представлен участием в «нормандском формате» Германии и Франции, но в треугольнике Европа – Украина – Россия, как показало время, урегулирования конфликта в Донбассе также не происходит. С виду треугольник этот дарит надежды: в принципе, ЕС за исключением буйных младоевропейцев, способен договориться с Россией по вопросу мира на Украине: европейцам война в стране, граничащей с Евросоюзом, категорически не нужна, как не нужны и антироссийские санкции. ЕС во всём устраивают минские договорённости и проведение выборов в Донбассе по формуле нынешнего президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера – она предполагает закрепление в украинском законодательстве особого статуса мятежных территорий и амнистии для участников вооружённого конфликта. Европейцы вообще по большому счёту не понимают, в чём состоит для украинской власти проблема наделить Донбасс полномочиями, например, автономии, провести там выборы, отказаться от уголовного преследования участников конфликта и зажить спокойно, в обнимку с соглашением об ассоциации с ЕС и безвизом, реформируя экономику и общаясь между собой на разных языках – украинском, русском, венгерском, молдавском, крымско-татарском, белорусском.

Ещё до начала войны в Донбассе Ангела Меркель, помнится, предлагала Украине помощь в организации федерального устройства страны по немецкому образцу, коль будет на то добрая воля киевского режима. Обещала прислать экспертов и всячески содействовать, дабы избежать ситуации, в которой заговорят пушки. На Украине активно лоббировал такой подход Александр Чалый, бывший первый заместитель министра иностранных дел. «Пока молчат пушки – должны договариваться, – заявлял он в марте 2014 года, когда пушки ещё молчали. – Если мы не удержим ситуацию и пойдёт дальнейшая эскалация конфликта, то о реформах стоит забыть. В таком случае мы перейдем на военную экономику».

Однако дипломатов в лице Чалого киевский режим не услышал, как и госпожу Меркель. Пушки заговорили и продолжают говорить четвёртый год. Треугольник Европа – Украина – Россия, представленный «нормандским форматом», не в состоянии развязать узел войны в Донбассе. Причина одна: для Киева любые европейские инициативы по урегулированию конфликта в Донбассе не являются тем, к чему стоило бы прислушаться. Украинское руководство сидит не в Берлине и не в Париже, оно – в Вашингтоне.  Поэтому специальный представитель США по Украине Курт Волкер ничтоже сумняшеся утверждает, что «»нормандский формат» уже выполнил свою функцию». Киевский режим, полностью зависимый от США, не будет договариваться при участии Европы и России о судьбе Донбасса; Штаты же, отказываясь от участия в «нормандском формате», стреножат его работу влиянием на Украину. В итоге Германия и Франция лишены возможности воздействовать на Киев с целью урегулировать конфликт в Донбассе хоть по «формуле Штайнмайера», хоть по мифической «формуле Макрона».

Хорош для американцев другой треугольник: США – Украина – Европа. В этом случае узел Донбасса никто бы не силился развязать: его бы разрубили или по «хорватскому сценарию», поставив для вида миротворцев вдоль границы Донбасса и России, или просто разбомбили бы республики в пепел, не участвуй РФ в их судьбе. Европа бы в этом случае просто приняла случившееся. Киев бы получил безлюдный край с уничтоженной инфраструктурой, которую никто бы и не подумал восстанавливать. Впрочем,  нужен ли вообще Соединённым Штатам Донбасс в составе Украины? Судя по торжественному вручению представителям украинской колониальной  элиты в лице Порошенко и Гройсмана кусков пенсильванского антрацита, не нужен. Разве что для добычи какого-нибудь сланцевого газа.

Америку полностью устраивает существующее положение дел на Украине: конфликт в Донбассе позволяет развивать давление на Россию и укоренять силы НАТО в Европе, управлять проамериканскими марионетками в ЕС, подрывая этот союз изнутри, «окучивать» Белоруссию и заниматься другими увлекательными делами в своих интересах.

Фактически связка США – Украина – Европа работает, но не на урегулирование конфликта в Донбассе, а на его пролонгацию. Европа следует в кильватере США в украинском вопросе, при этом страны-доноры старой Европы умудрились вкачать в проамериканскую молодую Европу достаточно денег, чтобы та не слишком отставала по уровню жизни. Младоевропейцы отъелись, оперились и теперь представляют крикливую и нагловатую пятую колонну в ЕС, только и мечтающую за чужой счёт  возродить Речь Посполитую или Великое княжество Литовское, подтянув к себе Украину и Белоруссию в интересах Вашингтона.

Донбасс как полигон «войны с Россией», которую ведут в своих головах поляки, прибалты, румыны и теперь ещё титульные украинцы, этой части Европы нужен в его нынешнем состоянии войны. Хотя и против «хорватского сценария» младоевропейцы не возражали бы – что скажут США, то они и поддержат. Поляки здесь считают себя главными и обиженно надувают губы по поводу своего отсутствия в «нормандском формате»: Польша не раз заявляла о своей готовности присоединиться к Германии и Франции, да «старшие товарищи» никак не зовут, герр Штайнмайер по-отечески посоветовал полякам «и не пытаться». И действительно: появление Польши в треугольнике Европа – Украина – Россия ничего бы не изменило по сути, а истерики бы прибавилось. Есть и ещё один формат, в котором возможно урегулирование конфликта в Донбассе: Россия – США. На уровне прямых договорённостей, безусловно, решение может быть не только выработано, но и выполнено, поскольку США имеют прямое влияние на киевский режим, который сделает всё, что ему скажут из Вашингтона.

Это хорошо видно по последним событиям, связанным с беглым президентом Грузии Михаилом Саакашвили: сколько ни грозили тому из Киева страшными карами за «грузинский прорыв» украинской границы со стороны Польши, как только Вашингтон устами Курта Волкера запретил трогать Михо, украинская прокуратура тут же взяла под козырёк и выступила с заявлением, что ареста и экстрадиции не будет. А если завтра Вашингтон передумает, украинские власти тут же отдадут Саакашвили в руки грузинского правосудия.

Точно так и с Донбассом. Не успели европейцы обрадоваться инициативе России о введении миротворцев на линию разграничения с целью защиты сотрудников ОБСЕ, как ретивый Волкер уже огласил позицию США: дескать, «предложение интересное» в целом, но такие миротворцы ООН «на самом деле еще более разделят Украину, а не решат проблему». США хотят наделить миротворческую миссию иной ролью: «голубые каски» заходят в ДНР и ЛНР вплоть до российской границы.

Что будет дальше, угадать легко: пример Сербской Краины ещё не забылся. Киев в тот же миг выйдет из минских договорённостей и при поддержке Вашингтона, при молчании европейских ягнят «установит мир» по-своему – с жертвами и новым потоком беженцев в Россию. ООН, ОБСЕ, МККК и прочие «наблюдатели без границ» настрочат кипу отчётов, кого-то из особо зверствующих украинских «реинтеграторов» показательно пожурят и, возможно, даже осудят, Донбасс силой вернут под жёлто-голубой флаг, в государство, исповедующее чуждую местному населению идеологию.

Все заверения Госдепа о «защите украинцев вне зависимости от их религиозной, этнической принадлежности или языка» не стоят и цента: о какой защите можно говорить, если даже в докладах Управления верховного комиссара по правам человека ООН (а таких докладов по Украине уже 19) о нарушении языковых, этнических и религиозных прав человека на Украине не говорится практически ничего. Из доклада в доклад ООН беспокоят лишь права ромов, крымских татар в российском Крыму и представителей ЛГБТ, а что касается русских (теперь и других народов Украины за исключением «титульных» и притянутых за уши «коренных») – здесь наблюдатели ООН слепы, глухи и немы!

Более того, ооновцы очень своеобразно делят украинский народ на «сторонников единства» и «сторонников федерализации», так удобнее избегать скользкой темы нацизма, которая на Украине поднята и на жёлто-голубые, и на чёрно-красные флаги. Поэтому в случае реализации американского сценария никакой защиты ни от США, ни от международных организаций «нетитульным» жителям Донбасса не стоит ждать: на Украине за русским населением вообще не признаются никакие права, кроме единственного – «чемодан, вокзал, Россия».

Невозможность этого сценария, убийственного для Донбасса, объясняется тем, что Россия видит установление мира через минские договорённости, по линии Украина – ДЛНР, и то же самое прописано в качестве рекомендаций во всех докладах ООН. Роль Вашингтона и Москвы здесь могла бы быть «руководящей и направляющей», Европа была бы на подхвате в качестве третьей стороны (тут бы и пригодилась помощь Меркель в изменении украинского законодательства!) — и Украина имела бы шанс закончить войну и приступить к долгому, трудному процессу осознания и преодоления её последствий, который займёт десятилетия. Всё это осуществимо, если бы не одно «но». В условиях, когда киевский режим вручил ключи от государственного суверенитета Украины Соединённым Штатам, а США продолжают натягивать на себя мундир мирового жандарма, Донбасс обречён оставаться в состоянии «ни мира, ни войны», балансируя на тонкой грани между вероятностью силового сценария и сдерживающими его минскими договорённостями. А коллективный Запад ломает зубы о Донбасс, хотя Европа и США делают это по-разному.

(Окончание следует)

Арина Цуканова

www.fondsk.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Присоединяйтесь к НОВОРУСМИР в социальных сетях!

Вам также может понравится