Почему китайцы вошли в акционерный капитал «Роснефти»

 

Покупка китайским инвестором CEFC China Energy 14% акций «Роснефти», несомненно, укрепит российско-китайские отношения. Дело в том, что в последнее время всё чаще говорят о том, что, несмотря на тесное общение Си Цзиньпина и Владимира Путина, сближение политических позиций РФ и КНР, инвестиционное сотрудничество только начинаются. И ключевую роль в этом играет как раз компания «Роснефть».

Недавно «Роснефть» закрыла сделку с китайской Beijing Gas по приобретению 20% Верхнечонского месторождения — одного из самых перспективных в Восточной Сибири — и подписала соглашение о сотрудничестве в газовом бизнесе, которое позволит в будущем обеспечить доступ к потребительскому рынку природного газа в КНР. Beijing Gas — один из крупнейших независимых игроков на газовом рынке КНР, который обеспечивает поставки природного газа потребителям Пекина и других северо-восточных регионов страны. Компания уже сейчас активно наращивает газовый портфель в дополнение к объемам, закупаемым на внутреннем рынке КНР, за счет прямого импорта сжиженного природного газа.

«Роснефть» имеет успешный опыт реализации контрактов на поставку нефти в Китай. В период с 2005 по 2016 год российская компания заключила ряд долгосрочных контрактов, в рамках которых уже осуществила поставку более 186 млн т нефти на сумму, превышающую $95 млрд.

«Роснефть» активно диверсифицирует риски, ведя переговоры о продаже 49% ВНХК китайской ChemChina, а также до 49% в Юрубчено-Тохомском и Русском месторождениях — китайской же Sinopec. В результате реализации этих сделок «Роснефть» привлечет крупных инвесторов в свои проекты, фактически страхуя свой бизнес, поскольку так называемый санкционный режим всё чаще пугает европейские и американские компании, а вот китайские партнеры, видимо, не из пугливых.

Китайские партнеры убеждены, что у российского нефтегазового сектора есть колоссальный потенциал, и заинтересованы в интегральном сотрудничестве с «Роснефтью». Есть мнение, что мудрые инвесторы делают инвестиции в тот момент, когда они непопулярны. Не случайно, наверное, в китайском языке слово «кризис» состоит из двух иероглифов: один из которых означает «опасность», а другой — «благоприятная возможность».

Отметим, что инвестиционный потенциал сделок, заключенных в последнее время с китайскими компаниями, может превысить $30 млрд.

«Роснефть», по сути, научилась пользоваться тем же инструментом, которым обычно пользовались наши партнеры из КНР: привлекать инвестиции в те проекты, которые ей выгодны, умело разыгрывая собственную партию. Теперь КНР де-факто помогает «Роснефти» поднять затратные российские проекты вопреки западным санкциям с использованием технологий, которые Запад отказывается передавать России в связи с незаконными протекционистскими действиями Вашингтона.

Кроме того, привлекая китайцев в свои проекты, «Роснефть» обеспечивает себе выход на потребительский рынок КНР. Например, российская компания, фактически, получает право продавать продукты нефтехимии в Китае через ChemChina, которая согласно достигнутым договоренностям становится проводником для этих продаж. Китаю этот проект, понятно, также интересен, так как он — нетто-импортер топлива и нефтехимической продукции.

Вообще инвестиционная политика «Роснефти» сегодня, судя по всему, строится не по принципу принуждения, чем грешат многие западные компании, использующие политические механизмы для получения гарантированной прибыли в проектах за рубежом (иногда и с использованием военной силы своих стран), а исходя из взаимовыгодного сотрудничества на добровольной основе.

Возвращаясь к продаже 14,16% акций «Роснефти» CEFC China Energy за $9,1 млрд, это соглашение, как понятно, выгодно всем сторонам: Glencore и QIA — крупный нефтетрейдер и влиятельный финансовый инвестор — остаются в акционерном капитале «Роснефти», однако продают долю, под которую они брали кредит у Intesa. 14-процентный рост евро к доллару увеличил стоимость финансирования долга и фактически вынудил инвесторов к продаже акций. Пакет был продан в результате дороже цены приобретения, что подтверждает высокую фундаментальную оценку «Роснефти». К тому же теперь компания будет иметь дело с сильным восточноазиатским инвестором, заинтересованным в долгосрочном сотрудничестве.

Кстати, невозможно игнорировать тот факт, что с того момента, как доля России в поставках в Китай начала расти (после падения цен на нефть), она обошла Саудовскую Аравию по объемам добываемой нефти. И моментально саудиты высказали заинтересованность сотрудничать, в том числе и на площадке ОПЕК.

Очевидно, что маневры «Роснефти» по всему миру, в том числе на таких перспективных рынках, как Индия, Германия и Египет, являются продуманной стратегией, которая выявляет конкурентные преимущества компании и способствует хоть и медленному, но неумолимому росту ее капитализации.

Алексей Мухин, политолог, генеральный директор Центра политической информации

iz.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Вам также может понравится

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях!