«Грибы» над Хмеймимом: как ВКС РФ ломают хребет международному терроризму в Сирии

 

Несмотря на «молодость», в летопись биографии Воздушно-космических сил вписано уже немало героических страниц.

Воздушно-космические силы – самый «молодой» вид Вооруженных Сил России, сформированный лишь в 2015 году. А между тем в нынешнем августе он отметит свое 105-летие. Метаморфозы здесь исключены: дело в том, что ВКС, созданные не так давно, на самом деле ведут свою историю от ВВС, которые, в свою очередь, являются правопреемниками воздухоплавательной части Генштаба, сформированной еще в 1912 году.

Несмотря на «молодость», в летопись биографии Воздушно-космических сил вписано уже немало героических страниц. И наиболее яркой из них по праву можно считать участие в операции по уничтожению международного терроризма в Сирии. Что говорить, если сама операция задумывалась первоначально именно как авиационная, и лишь впоследствии она дополнилась иными элементами применения войск и сил. Наши летчики только за первые 15 месяцев сирийской кампании выполнили свыше 30 тыс. боевых вылетов, совершая их от 50 до 70 ежедневно, уничтожив за это время более 62 тыс. объектов террористов.

О том, как выполняет свои задачи в сирийском небе боевая авиация России, расскажет журналист Алексей Егоров в очередном выпуске программы «Военная приемка» (приуроченном к отмечаемому 12 августа Дню ВКС РФ) на телеканале «Звезда».


[adsense2]

В режиме «свободной охоты»

Один из видов практического использования боевой авиации в Сирии представляет собой так называемый «режим свободной охоты». Это когда пилотам обозначается район предполагаемого использования, а уже в нем они должны будут вскрыть и уничтожить объекты боевиков. Подполковник Игорь Х. (настоящие имена, как и лица наших авиаторов, по соображениям безопасности не раскрываются) на свою первую «свободную охоту» вышел уже на третий день пребывания в Сирии. Здесь офицер командует звеном штурмовиков Су-25. Даже взлет этих машин напоминает старт ракеты: настолько стремительно используют они режим тяги. Кстати, именно такие маневренные характеристики позволяют «сушкам» уходить от обстрела с земли, а это для штурмовиков жизненно важно.

«Свободная охота» начинается после того, как «Грачи» (так еще со времен Афганистана прозвали в войсках Су-25) поднимаются на необходимую высоту и берут нужный курс. По словам пилотов, в заданных районах уничтожаются все вскрытые объекты террористов – это могут быть как автомобили, движущиеся по дорогам, так и скопления вооружения и военной техники, группировки незаконных вооруженных формирований. Естественно, заранее производится сверка, что в этих районах нет сирийских правительственных войск. Для этого задействуются в том числе и беспилотники. Другими словами, «свободная охота» ведется там, куда ни разведка, ни спецназ добраться пока не могут, это своего рейд по тылам противника, вдали от линии фронта.

«Грачи» всегда выходят на охоту парой: пока ведущий отрабатывает нанесение удара, ведомый наблюдает за обстановкой сверху. Это необходимо, чтобы в случае опасности предупредить товарища и нанести удар по огневой точке, с которой был открыт огонь с земли. Первый круг – пристрелочный: пилоты сверяют координаты с целью. Когда же начинается сама атака, самолет уходит в жесткое пике, а после пуска ракет резко взмывает вверх. При этом летчики наблюдают применение своего оружия, после чего ведущий меняется с ведомым, и производится новый удар… Такая вот воздушная «карусель».

На высотах безопасного применения

Истребитель-бомбардировщик Су-34 – еще одна «рабочая лошадка» группировки ВКС России в Сирии. Именно с этих машин производятся удары корректируемыми авиабомбами, которые считаются высокоточным оружием. Сброс выполняется с высоты семи километров: дело в том, что летчикам из-за опасности применения боевиками ПЗРК запрещено опускаться ниже определенного предела. Но даже с такой высоты электронная начинка бомбы четко «видит», куда наносится удар.

Экипажи Су-34 на аэродроме зачастую находятся в кабинах, в режиме ожидания. На земле в них жарко, но после запуска двигателя, как говорят летчики, температура внутри становится оптимальной. Кстати, Су-34 – единственный самолет подобного класса в мире, в котором можно совершенно свободно стоять в полный рост и даже перемещаться по «салону». Более того, в кабине этой боевой машины можно и еду приготовить, и чаю выпить, и даже в туалет сходить! Ни один другой истребитель, штурмовик или фронтовой бомбардировщик подобного комфорта летчику не предложит.

Конечно, во время боевых вылетов летчики находятся на своих местах, никаких перемещений нет. Надо быть начеку: у противника могут иметься на вооружении наземные средства ПВО. Как отмечает первый начальник штаба российской группировки в Сирии генерал-лейтенант Александр Журавлев, высоты, доступные для средств поражения противника, для нашей авиации закрыты. Стоит отметить, что именно под командованием генерала Журавлева проходила операция по освобождению Пальмиры. В тот период наша авиация выполнила свыше 500 боевых вылетов.

«В результате были уничтожены основные опорные пункты и позиции артиллерии террористов на всех господствующих высотах, – отмечает Александр Журавлев. – Хочу подчеркнуть, что в ходе операции наши самолеты наносили удары исключительно по объектам террористов на основе полученных и перепроверенных координат. Ни один исторический объект Пальмиры не пострадал. Особо важные объекты террористов уничтожались высокоточными боеприпасами, которые наводились на цель с земли в режиме реального времени».

«Грибы» над Хмеймимом

В номенклатуре авиационных средств, используемых нашей группировкой в Сирии, – едва ли не все виды летательных аппаратов. Например, транспортники Ил-76 используются не только для переброски грузов и личного состава в Хмеймим с российских авиабаз, но и для доставки гуманитарной помощи в осажденные террористами сирийские районы. Правда, для этого задействуются преимущественно сирийские Илы, однако за десантную часть операции отвечают российские офицеры ВДВ. Самолет, взлетая с Хмеймима, перелетает линию фронта, оказывается над зоной, где находятся мирные жители и часть армии, и сбрасывает платформы весом в несколько тонн. Сброс производится с высоты от четырех до 4,5 тыс. м, однако попадания почти всегда снайперские.

Машина, которая только привыкает к войне, – Су-35. Она может выполнять роль и истребителя-перехватчика, и бомбардировщика. Правда, в Сирии этот самолет больше используется именно для нанесения ракетно-бомбовых ударов. Свойством «два в одном» отличается и еще один герой сирийского неба – истребитель Су-30СМ. Его основная задача заключается в прикрытии боевых порядков ударной авиации, однако при необходимости Су-30СМ также может выступить в роли бомбардировщика.

Задействованы в ходе операции в САР и наши самолеты дальнего радиолокационного обзора А-50. Крутящийся «гриб» А-50 – специальную антенну над фюзеляжем – не перепутать ни с чем. Предполетная подготовка этой машины проходит в режиме строжайшей светомаскировки: не летном поле нет ни одного фонаря. Десятки людей – операторы систем разведки и наблюдения – готовят аппаратуру к работе. Причем в Сирии используется новейший, усовершенствованный вариант машины с индексом А-50У. Таких в России всего несколько единиц. Задачи этого самолета в сирийском небе заключаются в контроле воздушного и водного пространства. Кроме того, А-50У обеспечивает связью подразделения, находящиеся в удаленных от основной базы районах.

Воздушные рабочие войны

Особая обстановка в Сирии накладывает отпечаток и на экипировку наших пилотов. На боевые вылеты они отправляются в специальных жилетах, оснащенных всем необходимым, даже поплавками в случае аварийного приводнения. Каждый летчик обязательно вооружен: в арсенале имеются и автоматический пистолет Стечкина с пятью снаряженными обоймами, и автомат с четырьмя магазинами, и ракетница с сигнальными патронами, и ручные гранаты. Летчики говорят: лучше взять лишнее, чем не взять необходимое.

Принцип дополнительной страховки распространяется в Сирии на все, что касается авиации. Даже на обеспечение безопасности аэродрома. Его охраняют наши комплексы С-400, ЗРПК «Панцирь», создана система рвов, заборов и колючей проволоки, на постах несут службу морские пехотинцы, военная полиция, бойцы сирийской армии. Каждое утро начинается на аэродроме с проезда БТР группы разминирования. Командир инженерно-саперного взвода смешанного авиационного полка особого назначения Владимир Синюшкин отмечает, что во время патрулирования визуально осматривается ограждение, идет проверка на наличие подозрительных предметов.

Помимо безопасных условий пребывания, на Хмеймиме созданы и возможности для отдыха. Есть клуб, где каждый вечер показывают кино, развернуты несколько типов бань, имеются библиотека, читальный зал, спортплощадка, бильярд. Есть даже кафе, где можно отведать свежеприготовленного мороженого. Цена за рожок невысока – всего 50 рублей. Стоит отметить, что вместе с военными на авиабазе находятся и работники оборонных предприятий, занимающиеся изучением военной техники. Представитель компании «Сухой» Сергей Батуков вместе с другими специалистами следит за состоянием авиапарка, выслушивает летчиков. По словам Сергея Анатольевича, не менее десяти представителей различных институтов и предприятий занимаются не только обеспечением исправности авиационной техники, но и планируют ее модернизацию, отвечают, так сказать, за будущее инновационное развитие.

…Сегодня в Сирии многое меняется. Наши летчики, выходя на боевые задания, теперь уже огибают зоны деэскалации. Кстати, по признанию авиаторов, с воздуха четко видно, где уже установилась мирная жизнь, а где еще властвуют боевики. Например, на мирных территориях, если лететь в вечернее время, всегда горит свет, в районах же, где находятся террористы, темно, поскольку там действует режим светомаскировки. Российская военная авиация была и остается основным ударным кулаком всей операции в Сирии. Именно от них, от наших летчиков, зависит скорейшая победа над терроризмом.


*Деятельность организации ИГИЛ запрещена на территории РФ

Дмитрий Сергеев

tvzvezda.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Присоединяйтесь к НОВОРУСМИР в социальных сетях!

Вам также может понравится