БелАЭС: Варшава против опережающего технологического развития Минска

Белорусская АЭС.
 

Беларусь войдет в клуб ядерных держав раньше Польши

Поляки не готовы воспринимать белорусов как равноправных партнеров ни в политике, ни в экономике. И тем более они не готовы делиться с нами технологиями, как это на протяжении всех последних десятилетий делает братская Россия. А ситуация, когда Беларусь становится в любом технологическом вопросе на ступеньку или на порядок выше, чем бывшая метрополия, вообще вызывает у бывших панов сплошные негативные эмоции.

Именно такие выводы следуют из озвученного на днях министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским заявления по вопросу строительства БелАЭС и покупки с нее электроэнергии Варшавой. Напомню, пару дней назад глава польского МИД заявил, что Польша не поменяет свою точку зрения о небезопасности проекта БелАЭС и не намерена покупать электроэнергию, вырабатываемую станцией в Островце: «Я думаю, что в основе ее лежат небезопасные технологии, а отсутствие безопасности привело к Чернобылю».

Понятно, что за высосанной из пальца проблемой безопасности, которая свойственна абсолютно всем сложным технологическим сооружениям современности, начиная с автомобилей и самолетов и заканчивая АЭС, кроется нечто совсем иное, что министр озвучить не может, поэтому и говорит явно смешные для экспертного сообщества вещи. Говорить о том, что энергия с АЭС небезопасная, это то же самое, что не летать на самолетах из-за опасения разбиться. Но польские министры, что иностранных дел, что обороны, что целый премьер-министр, в этом плане — категория особая. Що маемо, то маемо…

Первая проблема для Польши заключается в том, что эта страна уже несколько раз переносила решение о строительстве АЭС — в 2012 году, в 2014, в 2016. Сейчас, вроде бы (по сообщениям прессы и ответственных за строительство АЭС структур), принято решение о том, что точка в этом вопросе будет поставлена до конца 2017 года. В настоящее время ведутся экологические исследования на предмет того, как повлияет строительство АЭС в планируемых для этого местах — Любятово-Капалина в гмине Хачева и Жарновец в гмине Пуцк, где уже начинали строить АЭС.

Тем не менее, и эта дата не является окончательной. Так, министр энергетики Польши Кшиштоф Тхужевски, который называет себя сторонником строительства АЭС, заявлял в мае, что решение об АЭС может быть принято уже до конца 2017 года, но точно не позже 2020 года. То есть никаких гарантий того, что решение о строительстве АЭС будет принято в этом году, нет.

Соответственно, если даже предположить, что решение о строительстве будет принято в 2017 году, пока пройдет выработка технического задания, пока будет проведен тендер, пока победитель конкурса приступит к строительству объекта, пройдет 2−3 года. Сама стройка займет 7−8 лет, в лучшем случае. Тестирование займет год. То есть в лучшем случае Польша получит свою первую АЭС ближе к 2030 году. В это время уже в 2019 году в Беларуси заработает первый блок БелАЭС, а в 2021 году — второй. То есть Беларусь войдет в клуб ядерных держав на десятилетие раньше. И почему Польша не хочет получать дешевую (дешевле, чем в Польше, и поэтому экономически выгодную) энергию с БелАЭС, не совсем понятно, так как еще пять-шесть лет назад она говорила не только о том, что готова ее покупать, но вообще готова забирать около 50% вырабатываемой в Беларуси электроэнергии.
[adsense2]
Вторая проблема для Польши заключается в том, что против строительства АЭС в Польше выступает Германия, которая не раз заявляла о своем негативном отношении к этой теме. И некоторые комментарии представителей Германии говорят о том, что они точно так же, как и поляки в отношении БелАЭС, готовы ввести запрет на покупку Евросоюзом электроэнергии с польской АЭС из-за ее небезопасности.

В-третьих, в очередной раз мы видим непоследовательность внешнеполитической линии Варшавы, что ставит, в принципе, под вопрос ее договороспособность. Слишком много в последние годы накопилось примеров того, как Варшава говорит одно, а через два-три-четыре года совсем другое, и нарушает взятые на себя обязательства или сделанные ранее внешнеполитические заявления.

Дело не только в том, что в 2009—2013 году Польша принимала участие в межгосударственном обсуждении результатов оценки воздействия БелАЭС на окружающую среду и не высказалась против, а сейчас заняла диаметрально противоположную позицию. Можно также вспомнить и то, как поляки обещали купить во Франции вертолеты, уговаривая Париж отказаться от сделки с Россией по Мистралям, а потом очень некрасиво «кинули» своих партнеров по НАТО.

В этой связи для Беларуси (и России, в том числе, по вопросу «Северного потока-2») открывается достаточно большое поле для маневра и ответного давления. Дело в том, что экологические риски строительства АЭС в Польше вообще за гранью разумного. Одна из возможных площадок, где еще в восьмидесятые было начато строительство АЭС «Жарновец», вообще находится на берегу Балтийского моря, и если на ней произойдет авария, то для стран Балтийской акватории, включая Россию, Чернобыль и Фукусима покажутся цветочками. Если Польша примет такое решение, то она вообще не имеет никакого права говорить об экологических рисках транзита российского газа.

Напомню, что первый, но так и не реализованный из-за распада социалистического блока и последующего давления Германии (ЕС) проект польской АЭС планировалось возвести в поселке Жарновец на севере Польши на берегу одноименного озера и Балтийского моря в 50 км северо-западнее Гданьска. Планировалось возвести четырехблочную АЭС мощностью 1860 МВт на основе реакторов ВВЭР-440. Строительство станции было остановлено в 1990 году. В июле 2009 года было подтверждено, что из всех возможных мест для планируемого строительства АЭС в Польше до 2020 года площадка станции Жарновец является наиболее предпочтительной.

Соответственно, реакция белорусской стороны на заявление главы МИД Польши о том, что Варшава занимается политизацией технического вопроса — абсолютно оправданна, как и вызов посла Польши в Беларуси в МИД РБ. Дело в том, что точно по таким же технологиям возводится АЭС в десятках стран, в том числе в Европе — Венгрии, Словакии, Чехии, Финляндии, и никаких проблем с этим нет. Кроме того, строительство АЭС в Беларуси по российской технологии одобрено МАГАТЭ — профильной организацией в этой области, чиновники которой на порядок лучше знают ситуацию в области ядерных технологий, чем любой польский министр.

Поэтому, как уже было сказано выше, в случае продолжения польской стороной «атомной истерии» при одновременном начале собственного проекта атомной электростанции белорусская сторона вполне может выступить с очень жесткими возражениями, так как экологические риски строительства АЭС на берегу Балтийского моря на несколько порядков перевешивают любые риски, связанные со строительством АЭС в Беларуси. А то, что благодаря России Беларусь получит технологии такого уровня на десятилетие раньше Польши, создает огромное поле возможностей для технологического доминирования Минска над Варшавой и в других отраслях науки и промышленности.

Юрий Баранчик

regnum.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Присоединяйтесь к НОВОРУСМИР в социальных сетях!

Вам также может понравится