В России могут появиться генерал-губернаторы

 

Новый закон перераспределил ответственность за территориальную оборону

В конце июля президент Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статью 22 Федерального закона «Об обороне». Эти изменения – лишь видимая часть огромного айсберга, который почти полностью скрыт от любопытных глаз как врагов, так и друзей. Акты, содержащие вопросы организации территориальной обороны страны, являются закрытыми и не подлежат распространению. Широкой публике о них почти ничего не известно.

Исходя из положений Военной доктрины и нового Закона, к общим задачам территориальной обороны относятся охрана и оборона важных государственных объектов и коммуникаций, предотвращение и пресечение диверсий и террористических актов, обеспечение введения и поддержания режима военного и чрезвычайного положения на территории Российской Федерации и отдельных ее местностях.

Вертикаль управления территориальной обороной не отличается оригинальностью. Президент страны утверждает положение о территориальной обороне, правительство определяет организацию, задачи и осуществляет общее планирование территориальной обороны. Генеральный штаб Вооруженных сил РФ организует и координирует действия сил и применение средств при выполнении задач территориальной обороны. Она осуществляется по территориальному принципу и непосредственно возлагается на военные округа. По вопросам планирования и выполнения мероприятий теробороны структуры военных округов взаимодействуют через Генштаб, главные и центральные управления Минобороны с федеральными министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти, а также непосредственно организуют и поддерживают постоянное взаимодействие с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления на территории военного округа. Так было по крайней мере до 26 июля 2017 года.

Но 27 июля 2017 года многое изменилось. Внесенные в статью 22 Федерального закона «Об обороне» новые семь пунктов усилили персональную ответственность высших должностных лиц субъектов Российской Федерации (руководителей высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ), глав муниципальных образований (глав местных администраций) за организацию и осуществление мероприятий территориальной обороны. Перечисленных чиновников наделили полномочиями создавать и руководить межведомственными органами режима военного положения и территориальной обороны.

Изменения в статье 22 были разработаны по итогам совещаний президента страны с руководством Минобороны и представителями организаций оборонно-промышленного комплекса и на основе предложений временной межведомственной рабочей группы. Эта группа, состав которой нигде не раскрывается, в ходе стратегического командно-штабного учения «Центр-2015» в сентябре 2015 года апробировала некоторые изменения в системе государственного и военного управления на региональном и местном уровнях. Под руководством глав нескольких субъектов Федерации были организованы штабы обороны, которые существенно повысили качество межведомственного взаимодействия.
[adsense2]
Итоги и выводы из этих учений как раз и легли в основу поправок в закон «Об обороне». Судя по формальным отзывам законодателей Кабардино-Балкарской Республики, Астраханской и Смоленской областей, общественное обсуждение законопроекта не проводилось, да оно и не требовалось, потому что речь шла о весьма тонких и чувствительных аспектах мобилизации страны в военный период.

Новый федеральный закон наделил глав республик, губернаторов и глав муниципальных образований правом создавать штабы территориальной обороны в военное время. Их основная цель – обеспечить взаимодействие с органами военного управления, с уполномоченными в области управления (внимание!) другими войсками, воинскими формированиями, органами и создаваемыми на военное время специальными формированиями, а также с федеральными органами исполнительной власти и их территориальными органами и организациями. Что это за «другие войска» и «спецформирования», ни один закон РФ не раскрывает в полной мере. А выдумывать, что обозначают эти термины, можно все что угодно – от городской пожарной команды до партизанских отрядов и подпольных организаций, оставленных на оккупированной врагом территории.

Однозначно у губернаторов прибавились новые обязанности – в военное время провести мобилизацию, организовать территориальную оборону, обеспечить режим военного положения. Но и в мирное время им скучать не придется. Как записано в законе, они должны «контролировать состояние сил и средств, создаваемых для выполнения мероприятий по территориальной обороне». А возглавляемые ими штабы несут ответственность за состояние сил и средств, создаваемых для выполнения мероприятий по территориальной обороне, и осуществляют руководство «указанными силами и средствами». За исполнение этих задач главы субъектов Федерации ответят перед президентом, а приглядывать за ними по логике вещей должен Сергей Шойгу.

Президенту РФ также добавлены полномочия. Он устанавливает порядок создания и определяет подчиненность штабов обороны субъектового и муниципального уровней в военное время, а также уточняет категории должностных лиц муниципальных образований, наделяемых полномочиями по созданию штабов обороны и руководству ими. Не исключено, что следующим шагом станет указ о присвоении губернаторам и главам администраций воинских званий согласно рангу штаба теробороны, которые они возглавляют, например, «генерал-майор» и «полковник». Если так дело пойдет и дальше, то недалеко и до образования генерал-губернаторств. Впрочем, это не более чем домысел. По крайней мере прибавка к должностным окладам за воинское звание губернаторам не полагается, судя по финансово-экономическому обоснованию нового закона, в котором прямо говорится: «не повлечет дополнительных расходов федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов».

nvo.ng.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Присоединяйтесь к НОВОРУСМИР в социальных сетях!

Вам также может понравится