Иракский Курдистан: о перспективах нового государства на карте мира

 

7 июня власти Иракского Курдистана приняли решение провести 25 сентября 2017 года референдум о независимости. На 6 декабря назначены выборы президента, и в Эрбиле рассчитывают, что они состоятся уже в суверенном государстве. Все предпосылки для этого имеются: сложившийся аппарат власти, силовые ведомства, инфраструктура, включая международные аэропорты с прямым воздушным сообщением со многими городами мира; в Эрбиле открыты многочисленные консульства и представительства различных международных организаций и т. д. Особо следует подчеркнуть наличие крупных нефтяных ресурсов, что, по мнению иракских курдов, должно стать экономической основой развития страны.

Обнародованию исторических без преувеличения решений предшествовали консультации ведущих политических сил Иракского Курдистана и дипломатические усилия Эрбиля на международной арене с целью заручиться поддержкой международного сообщества. Однако в полной мере добиться этого не удалось.

Несмотря на то, что позиция большинства жителей Иракского Курдистана однозначна и итоги референдума сомнений не вызывают, среди политических партий возникли разногласия. Так, две довольно влиятельные оппозиционные партии – «Движение за перемены» («Горран») и «Исламская группа Курдистана» (ИГК) – отказались от участия в выработке механизма грядущего плебисцита, подчеркнув, что решение о референдуме может быть принято только парламентом как высшим законодательным органом автономии, а не в кулуарах рабочей встречи. Из-за разногласий с «Горран» работа парламента Иракского Курдистана приостановлена с октября 2015 года.

В последнее время высокопоставленные курдские представители провели переговоры с главами МИД Норвегии, Нидерландов, Словакии, Венгрии, Черногории, королём Иордании, дипломатами из Японии и других стран и, согласно сообщениям курдских СМИ, «встретили понимание», а Израиль приветствовал перспективу курдской независимости практически открыто.

14 мая делегация Совета безопасности Курдистана провела переговоры в Вашингтоне. С американской стороны в них участвовали спецпосланник президента США по борьбе с «Исламским государством» (ИГ) Бретт Макгерк, старший советник Дональда Трампа Джаред Кушнер, советник по национальной безопасности Герберт Макмастер и ряд других лиц. Согласно официальным пресс-релизам, итогом встреч стало выражение Вашингтоном готовности оказать Курдистану поддержку в противостоянии террористической угрозе и обеспечении безопасности. США, однако, так и не прояснили свою позицию по вопросу о референдуме. Впрочем, если до переговоров Госдеп заявил, что «США выступают за единый, федеральный, стабильный и демократический Ирак, а проведение референдума в Курдистане отвлечет внимание от борьбы с группировкой ИГ», то впоследствии директор Разведывательного управления МО США генерал Винсент Стюарт говорил на слушаниях в сенате о независимости Курдистана как о решённом уже вопросе: мол, вопрос не в том, будет ли провозглашена независимость Иракского Курдистана, а в том, когда это произойдёт. «Это будет важный референдум», – заметил Винсент Стюарт.

Не возражают против проекта курдской независимости Великобритания и Франция, о чём говорит их военная и экономическая поддержка Эрбилю.

Правда, явно не заинтересованы в независимости Иракского Курдистана власти соседних стран, где широко представлена курдская община. Там исходят из того, что, хотя интересы иракских, сирийских, иранских и турецких курдов во многом не совпадают, провозглашение независимого Курдистана приведёт к обострению ситуации не только в Ираке, но и во всём регионе.

Тегеран выступил с жёсткими заявлениями о необходимости сохранения целостности Ирака. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми отметил: «Единый Ирак, имеющий стабильность и демократию, является гарантом прав всех иракцев… Курдистан – неотъемлемая часть иракской территории, и Иран поддерживает единство Ирака». В свою очередь советник аятоллы Хаменеи по международным вопросам Али Акбар Велаяти обвинил Вашингтон в использовании движения курдов за независимость в своих целях.
[adsense2]
В мае представитель сирийских курдов в России Джавад Мухаммад заявил, что курды САР поддерживают референдум в Ираке и оценил шансы референдума на успех как «стопроцентные». В Дамаске не испытывают восторга от такого развития событий – правительству Сирии и так пришлось пойти на уступки сирийской курдской общине, согласившись на создание автономии, а здесь обрисовалась перспектива полной дезинтеграции.

У Анкары курдский референдум тоже вызывает вопросы. С одной стороны, в последние годы турецкие власти имели в целом неплохие связи с Эрбилем. Турция экспортирует нефть из Иракского Курдистана и заинтересована в поддержании отношений. С другой стороны, если отделение Курдистана от Ирака спровоцирует рост военной напряжённости, стабильность поставок может оказаться под угрозой. И это вполне реально, поскольку Эрбиль распространяет свои притязания за пределы официально закреплённых границ Иракского Курдистана и намерен расширить территорию будущего государства. В первую очередь это касается провинции Киркук, где сосредоточены крупные месторождения нефти и которые с 2014 года почти полностью контролируются курдскими формированиями. Совершенно очевидно, что Багдад не захочет мириться с потерей крупных месторождений, что может повлечь крупный вооружённый конфликт (мелкие стычки происходили уже не раз). В апреле 2017 года Эрдоган жёстко осудил политические притязания курдов на Киркук и потребовал спустить в городе флаг Курдистана, пригрозив последствиями. «Мы вовсе не согласны с заявлением: Киркук для курдов», – заявил турецкий лидер.

Что касается России, её позиция прояснилась в ходе контактов с курдской делегацией во главе с премьером Нечирваном Барзани на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге. О значимости вопроса говорит то, что 2 июня гости были приняты президентом В. Путиным и главой МИД С. Лавровым, у курдской делегации состоялись переговоры с министром энергетики и руководителями компаний «Газпром нефть» и «Роснефть» (был подписан ряд крупных соглашений сроком на 20 лет). По окончании переговоров С. Лавров заявил, что Россия наблюдает за ситуацией в Курдистане и стремится к укреплению отношений с этой областью. Москва считает, что взаимоотношения региона с центром – внутреннее дело Ирака. Думается, однако, что если референдум состоится и Эрбиль объявит о независимости, то в Москве не станут воздерживаться от признания нового государства.

Таким образом, властям Иракского Курдистана остаётся выяснить позицию КНР. Поскольку Пекин обычно не делает громких заявлений, но при этом планомерно, настойчиво и целеустремлённо добивается своего во многих районах мира, можно не сомневаться: в случае появления на карте курдского государства китайцы быстро и успешно займут ту нишу, которую посчитают нужным занять.

Антон Веселов

www.fondsk.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Присоединяйтесь к НОВОРУСМИР в социальных сетях!

Вам также может понравится