Гвардейский марш: Президент упразднил две силовые структуры и создал одну новую

В уходящем году президент Владимир Путин провел самую масштабную за последнее время реформу правоохранительной системы. В России появилась новая, подчиняющаяся непосредственно главе государства мощная силовая структура — Росгвардия. При этом два ведомства — Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная миграционная служба — были ликвидированы, а их функции вернулись к МВД. Предполагается, что реформа в итоге решит сразу несколько весьма актуальных задач: повысит уровень обеспечения правопорядка, оптимизирует бюджет правоохранительной системы и избавит ее от дублирования функций.



Реформа, начало которой положил указ президента от 5 апреля, поначалу многим показалась слишком радикальной, но на самом деле предпосылки для нее существовали давно. Например, идея выведения из структуры МВД внутренних войск (ВВ) и создания на их основе подчиненной непосредственно главе государства национальной гвардии — по подобию аналогичных силовых структур в других странах — выдвигалась еще в начале 2000-х в законопроекте, авторство которого приписывалось тогдашнему первому заместителю главы администрации президента Дмитрию Козаку. До рассмотрения в Госдуме тот документ по разным причинам не дошел, однако через несколько лет о гвардии заговорили снова. Поводом стал приход в 2013 году в МВД одного из ближайших соратников Владимира Путина, экс-главы Службы безопасности президента РФ Виктора Золотова. Уже когда он стал первым замминистра — главкомом внутренних войск МВД, в центральном аппарате ведомства предсказывали дальнейший карьерный рост генерала. Причем контуры структуры, которую он вскоре может возглавить, прояснились сразу: как первый замминистра господин Золотов стал курировать, помимо «своих» ВВ, вневедомственную охрану, ФГУП «Охрана», лицензионно-разрешительную систему, специальные отряды быстрого реагирования (СОБРы), ОМОН, Центр специального назначения сил оперативного реагирования, водный транспорт и авиацию МВД. В итоге все эти структуры и вошли в Федеральную службу войск национальной гвардии (Росгвардия). Отметим, что при господине Золотове еще в МВД внутренние войска были усилены в техническом и кадровом отношении, их практически не задели последние сокращения органов внутренних дел и их бюджета.

Новое силовое ведомство унаследовало без особых изменений все задачи и полномочия внутренних войск и других полицейских структур, перешедших в его состав. Оно участвует в охране общественного порядка и режима чрезвычайного положения, борьбе с терроризмом и экстремизмом, охраняет важные государственные объекты и спецгрузы и т. п. При этом стоит отдельно отметить, что Росгвардия сосредоточила в своих руках большую часть вооружений и военной техники, не относящихся к Минобороны и погранвойскам, а также благодаря лицензионно-разрешительной системе взяла под контроль оборот оружия.

Собеседники «Ъ» в силовых структурах считают, что создание нового мощного силового ведомства, подчиненного непосредственно президенту РФ, позволит более эффективно реагировать на разного рода внутренние и внешние угрозы. Кроме того, говорят силовики, имеются и менее заметные плюсы. К ним они относят возможность более жесткого контроля за оружием, унификации и, соответственно, удешевления поставок вооружений внутренним войскам, ОМОНу и СОБРам, сокращения расходов за счет уменьшения числа баз, центров подготовки и т. п., которые ранее действовали в разных структурах МВД, а теперь объединены. Собеседники «Ъ» также отмечают, что уже можно констатировать резкое уменьшение случаев нецелевого использования на местах спецназа, патрулей вневедомственной охраны и др. Отметим, что подразделения спецназа гвардии находятся в оперативном подчинении министра внутренних дел и руководителей территориальных органов МВД, однако начальники управлений и отделов полиции вряд ли теперь их смогут задействовать не по прямому назначению, например для пресловутых «масок-шоу» на малозначимых следственно-оперативных мероприятиях вроде выемок документов.

Потеряв подразделения, перешедшие в Росгвардию, МВД одновременно усилилось подразделениями по контролю за оборотом наркотиков и миграцией — это стало возможным после упразднения ФСКН И ФМС. Ранее, еще в начале 2000-х годов, в системе органов внутренних дел уже работали специализированные антинаркотические и паспортно-визовые структуры. В связи с этим собеседники «Ъ» напоминают, что в свое время ФСКН и ФМС возглавлялись людьми из ближайшего окружения президента — Виктором Черкесовым и Константином Ромодановским. Хотя и после этого полицейские продолжали параллельно с коллегами раскрывать преступления, связанные с наркотиками (этим занимался уголовный розыск), а также боролись с незаконной миграцией. Время от времени, говорят источники в правоохранительных органах, вопрос о ликвидации какого-то из двух недавно созданных ведомств поднимался, но в докризисные времена удавалось обходиться без столь радикальных решений. Теперь же возврат сразу двух служб в систему МВД позволяет решить несколько важнейших задач. В первую очередь речь идет об оптимизации их финансирования и штатной численности, а заодно избавлении от дублирования функций различными ведомствами. К настоящему времени в МВД уже действуют главные управления по контролю за оборотом наркотиков и вопросам миграции и их территориальные подразделения.

Александр Игорев www.kommersant.ru

Рекомендуемое вам