Трагедия на рождественском рынке на Курфюрстендамм и её последствия

Едва в лентах информационных агентств появились первые новости о несчастье на рождественском рынке в Берлине, как все немецкие СМИ заговорили о террористическом акте. Ещё не состоялся первый допрос подозреваемого, не была произведена криминалистическая экспертиза места происшествия и состояния большегрузной фуры, протаранившей рынок, как на головы населения обрушилось единодушное мнение наблюдателей, обозревателей и «просто специалистов»: это террористический акт!

Через несколько часов с той же версией выступила Ангела Меркель, которая заявила: «По состоянию дел на сегодня нужно исходить из вероятности террористического акта. Это особенно отвратительно, если принять во внимание, что его совершил человек, который просил нас о крове и защите». Министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер повторил за канцлером, что «у него нет никаких сомнений в том, что это был террористический акт».

На сообщения о том, что схваченный подозреваемый, возможно, вовсе не был преступником, уже никто не обращает внимания. В СМИ поднялась настоящая какофония на тему «исламского терроризма». Больше всего эта информационная политика похожа на хорошо организованную ковровую бомбардировку немецкого сознания.

Лишь популярный блог Альбрехта Мюллера «Страницы для раздумья» отметил, что «немецкая пресса давно перешла от комментариев по поводу фактов к их изобретению».

Почему же вся официальная Германия с такой поспешностью ухватилась за версию террористического акта? Видимо, потому, что ей это в высшей степени необходимо. Правящий в Германии слой и сплетённые с ним массмедиа пришли к выводу о необходимости «закрутить гайки». А это проще всего сделать на фоне «нарастания угрозы исламского терроризма».

Больше всего в такой политике заинтересована сама Ангела Меркель. Быстро перековавшись из подобия матери Терезы для беженцев в новую железную леди немецкой нации, она в своём новом амплуа столкнулась сразу с несколькими проблемами.

Оказалось, что уже объявленная ею программа «насильственной депортации беженцев, прибывших из не воюющих регионов», обойдётся Германии в копеечку. Первый самолёт со 150 мигрантами, отправленный в Кабул на прошлой неделе, был хорош в качестве рекламной акции. Однако по статистике только в 2015 году около 20 тысяч одних афганцев подали заявления на получение политического убежища. В уходящем 2016 году вместе с выходцами из таких стран, как Пакистан, Македония, Сербия, Албания кандидатов на депортацию наберется около ста тысяч человек. Получается великое переселение народов за счет федерального бюджета. А бюджет не резиновый, особенно если пользоваться авиалиниями.

Вот на ржавых грузовых пароходах из Гамбурга до Карачи и албанского Дурреса будет куда дешевле. Ну и что, что в трюмах и без отопления? Во-первых, в Германию они тоже приехали не в каютах люкс, а, во-вторых, нужно ли церемониться с террористами, которые на тяжёлых фурах давят вас в центре Берлина? Другими словами, чем больше террористических актов, тем суровее обращение с выдворяемыми.

Кто-то скажет, что фрау бундесканцлерин это не под силу? Ну почему же? Просто ей понадобится в очередной раз перековаться, на этот раз из железной леди в несгибаемую Брунгильду, эту закованную в броню воительницу — и всё получится.

Ведь лучшего шанса обогнать свою главную соперницу «Альтернативу для Германии» (АдГ) в предстоящей избирательной гонке у возглавляемого Ангелой Меркель ХДС не будет. «Альтернативе» предсказывают стремительный подъём, и с этим нужно что-то делать. А если обстоятельства «вынуждают» Меркель стать правее правой АдГ, то всё складывается очень удачно.

Правда, образ Меркель в сознании немцев как-то очень быстро меняется, но чего не поделаешь ради удержания власти? И потом в период появления «сильных личностей» на мировой политической сцене вовсе не лишним будет предстать «закованной в броню». И всплывёт из глубин исторического сознания немцев старый клич «Одна Германия, одна нация, один фюрер» (с поправкой: «одна фюрерин — Брунгильда»). А к национальному подъёму немцы способны, мир ещё не успел это забыть.

Теперь, чем бы ни кончилось разбирательство с трагедией на рождественском рынке, «мозговой червь» террористического следа в толщу населения запущен, и он сделает своё дело. Теперь властям будет гораздо проще ужесточать режим для беженцев и постепенно формировать политику их вытеснения.

Касательно вероятности террористического акта на рождественском рынке, можно предварительно сделать вывод, что такая вероятность, безусловно, существует. Правительство Ангелы Меркель сейчас активно пытается ограничить деятельность эмиссаров «мирового халифата», которые всегда и везде начинают с того, что добиваются условий для распространения своей идеологии. Немцам, однако, не понравилось широкое хождение ваххабитской литературы, появление радикальных проповедников, попытки контрабанды оружия в этой среде. Вся эта деятельность быстро попала под контроль полиции и БФФ (контрразведка), а ответ на подобные ограничения всегда один – терроризм. «Халифат» всегда беспощаден к тем, кто встаёт у него на пути.

Видимо, сегодня Ангела Меркель понимает, что её изначальная открытость к беженцам имела и обратную сторону – массовое проникновение носителей враждебной идеологии.

Теперь в Германии началась очередная волна облав полиции в местах проживания беженцев. С лаем собак, криками «стой, стреляю» и прочими признаками воюющей нации. Где ты, старая добрая Германия, с рождественскими праздниками и самой большой ярмаркой на Курфюрстендамм?

Может быть, немецким руководителям стоило в свое время напрячь сознание и понять, что делает Россия в Сирии? И уж если не встать на её сторону, то хотя бы не мешать ей завываниями на тему о кровожадности русских и их «военных преступлениях». Результат был бы точно лучше, чем участие в авантюрах Барака Обамы, которому бесчисленные жертвы американских войн не помогли излечить манию величия.

Дмитрий Седов www.fondsk.ru

Вам также может понравится