Когда разгонят Трибунал по бывшей Югославии — инструмент политической расправы?

Ратко Младич
Сербский генерал и военный деятель, один из лидеров сербов во время распада Югославии Ратко Младич (Фото: AP/TASS)

Работа Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) близка к завершению. Дело сербского генерала Ратко Младича, которое рассматривается в эти дни в Гааге, — последнее. Накануне обвинитель потребовал приговорить его к пожизненному заключению. По информации InSerbiaNews, одетый в серый костюм сербский генерал во время обвинительной речи читал газету.



«Если Младичу будет вынесен не самый суровый из возможных приговоров — пожизненное заключение, — это станет оскорблением памяти жертв и выживших и издевательством над самой идеей правосудия», — заявил прокурор Алан Тигер. Генерала обвиняют в причастности к убийствам мусульман в Сребреннице в ходе гражданской войны в Югославии. Младич вину отрицает.

Пожизненное заключение в его случае звучит как издевательство. 74-летний Младич полупарализован — он перенес два инсульта. Условия содержания в СИЗО Схевенингена таковы, что привели к появлению ироничного термина «гаагская медицина». По словам адвоката Милоша Шалича, Младич два года назад чудом остался жив. Он упал без сознания в камере. В гражданской больнице, где его обследовали, из легких больного откачали четыре литра жидкости.

Рассчитывать на снисхождение генералу не приходится. Так, Радован Караджич был приговорен к 40 годам лишения свободы. Всего же МТБЮ были привлечены 102 серба. Их политические руководители и военные суммарно получили более тысячи лет тюрьмы. 12 сербов умерли в заключении. С противоположной стороны к ответственности привлекли 32 хорвата, 9 боснийцев, 9 косовских албанцев, 3 черногорцев и 2 македонцев.

Напомним, Международный трибунал по бывшей Югославии был создан в 1993 году. За это проголосовали все пять постоянных членов Совбеза ООН. Позже, когда пристрастный характер трибунала стал очевиден, Россия пыталась изменить ситуацию. Представитель Москвы в ООН Виталий Чуркин дважды, в 2008-м и 2012-м годах, поднимал тему отсутствия справедливости в решениях МТБЮ. Речь даже шла о возможном прекращении его полномочий, однако трибунал все же продолжил работу.

Научный сотрудник центра по изучению современного Балканского кризиса Института славяноведения РАН Ирина Руднева считает МТБЮ инструментом политической расправы.

— Критика в адрес трибунала звучит уже много лет. Он должен был прекратить свое существование лет пять назад. Даже по своим собственным планам. И Россия выступала требованием закрыть этот суд, другие страны тоже. Но все затянулось в связи с делом Воислава Шешеля, вину которого доказать так и не смогли. Сейчас они стараются как можно скорее осудить Младича. Кстати, пожизненное заключение для сербов — это нормальная практика для трибунала. Мы видим, что по отношению к ним трибунал очень предвзят.

«СП»: — Где конкретно отбывают сроки осужденные трибуналом?

— Про всех не знаю, но например, Милан Мартич и другие руководители Сербской Краины находятся в Финляндии. По словам Елены Гуськовой, которая участвовала в работе трибунала как научный эксперт, условия содержания там просто ужасные. Ей рассказывал об этом адвокат осужденных. Одну зиму, например, у них не было даже отопления, был запрет на литературу и т. п. Раньше мы читали такое про содержание политических заключенных при царизме. На требования смягчить режим им отвечают, что они это заслужили и мучают по полной программе.

«СП»: — Нет ли практики передачи осужденных в ту страну, из которой они родом?

— Такая практика есть, но она касается в основном хорватов и мусульман. Некоторым из них смягчили наказание, пересмотрев дело. Например, хорватскому генералу Анте Готовине (приговорен к 24 годам лишения свободы, оправдан в апелляционной инстанции МТБЮ — С.А.) и его подельникам.

«СП»: — А не могла бы Россия «забрать» Младича на лечение в Москву? Ведь он перенес два инсульта. Например, в Центр им. Бакулева…

— Эта деятельность ведется очень активно уже несколько лет. При Госдуме РФ существует комитет по защите Младича. Депутаты ездили в Гаагу, встречались с адвокатами и неоднократно поднимали вопрос о лечении генерала в России. К сожалению, они постоянно получают отказ от МТБЮ. Они не заинтересованы в лечении заключенных. Кстати, такой же комитет был создан и по поводу Воислава Шешеля.

Председатель общественного комитета по защите Шешеля коммунист Вячеслав Тетекин, пояснил «СП», что попытки вызволить Младича предпринимались российской стороной неоднократно, однако к успеху они не привели. «У нас есть печальный опыт, когда российская сторона согласилась принять Слободана Милошевича на лечение и отдых, причем под официальные государственные гарантии возвращения его обратно в Гаагу. Вместо того чтобы отпустить, они взяли и убили его в тюремной камере», — рассказал Тетекин. «Если эти ребята ни в чем невиновного Шешеля держали в тюрьме целых 12 лет, то Младича, конечно, не выпустят», — уверен он.

Член Совета по международно-правовым вопросам при МИД России Владимир Котляр рассказал «СП», что лично был свидетелем того, как принимались решения при учреждении МТБЮ.

— Вы знаете, какое это было время — 1992 год (год учреждения Собезом ООН экспертной комиссии по расследованию событий в Югославии, из которой «вырос» потом МТБЮ — авт.). Знаете, кто был министром иностранных дел (Андрей Козырев — авт.). Все, что говорили тогда американцы, считалось истинной в последней инстанции. Это даже не хочется вспоминать, настолько позорное было время. Конечно, поддержка МТБЮ было ошибкой. Соглашаться на его создание было нельзя. С самого начала было ясно, что это будет политизированный трибунал.

Я в то время работал в Нью-Йорке. А в 1993 году меня перевели в Женеву, где работала комиссия экспертов ООН по подготовке материалов для этого трибунала. Я сразу же увидел, что 90% всех подготовленных материалов относились к «военным преступлениям» сербов против хорватов, боснийцев. Я обратился к главе комиссии, объяснив, что в гражданской войне, каковая была в Югославии, как правило, преступления совершают обе противоборствующие стороны. Преобладание документов, обвиняющих сербов сразу покажет, что трибунал пристрастен. Глава комиссии, норвежец, согласился с необходимостью побудить сербов тоже подготовить материалы.

В моей беседе с сербскими дипломатами выяснилось, что они не намерены готовить документы о преступлениях хорватов др., поскольку не признают легитимность МТБЮ. После этого около восьми месяцев представители Белграда молчали. Тем временем из Нью-Йорка сообщили, что деньги, выделенные на комиссию, кончаются. И тут из Белграда сообщили, что все же подготовили два тома материалов. Мной была отправлена в Нью-Йорк телеграмма, с просьбой продлить работу комиссии хотя бы на месяц, чтобы успеть обработать данные сербов, и восстановить баланс в исходных данных трибунала. Однако комиссию тут же закрыли. Секретариатом в ООН тогда заведовал англичанин, а вы знаете, как они к нам относятся.

С самого начала было ясно, что это будет односторонний политизированный трибунал, и соглашаться на его создание было нельзя. Когда принципиальное решение принято, никакие усилия организовать честное разбирательство уже не приносят результата. Вина тут лежит на тех руководителях, которые довели страну до такого положения.

Профессор кафедры уголовного права МГИМО Александр Волеводз считает, что задачи, поставленные перед МТБЮ, изначально носили репрессивный и политизированный характер.

— В уставе МТБЮ сказано, что его задачей, целью, является не осуществление правосудия по уголовным делам, а «осуществление расследований и уголовного преследования лиц», совершивших те или иные преступления. То есть задача стоит как перед любым репрессивным органом. Например, полицией.

Кроме того, важно понимать, международное уголовное правосудие, одним из институтов которого является МТБЮ, — это не правосудие в том традиционном понимании, какое существует внутри государства. Это одно из направлений международного сотрудничества. А при международном сотрудничестве каждое государство преследует свои интересы. Это и происходит с трибуналом.

«СП»: — А возможно ли было распустить МТБЮ, когда стало ясно, что все происходящее далеко от собственно правосудия?

— Вспомним, трибунал по бывшей Югославии был учрежден резолюцией Совбеза ООН. За нее проголосовали пять постоянных членов Совбеза, в том числе и Россия, и какое-то количество переменных, не постоянных, членов. То есть деятельность МТБЮ может быть прекращена тоже только решением Совбеза ООН. Мне неизвестно, вносило ли какое-то государство проект резолюции о прекращении деятельности МТБЮ. Но если бы она появилась, ее должны были бы поддержать все пять постоянных членов, имеющих право вето.

Сергей Аксенов svpressa.ru

Рекомендуемое вам