Вольное экономическое общество предлагает внедрить в России элементы «советской» модели

В ноябре в России заявил о себе новый интеллектуальный центр, который собирается принять участие в разработке новой долгосрочной программы экономического развития. В дополнение к реформистским идеям Центра стратегических разработок (ЦСР) и монетаристским настроениям «Столыпинского клуба» Вольное экономическое общество (ВЭО) намерено предложить правительству внедрить элементы плановой экономики. Об этом «Известиям» рассказал глава ВЭО профессор Сергей Бодрунов. Таким образом, уже к весне у властей будут разные подходы для дальнейшей разработки новой модели экономического роста страны.

Вольное экономическое общество предлагает долгосрочную модель роста экономики, основанную прежде всего на развитии индустриального сектора, сообщил собеседник «Известий».

— В предложениях различных экспертных групп, в том числе ЦСР и «Столыпинского клуба», прослеживается существенное противоречие: либо либеральная экономика, либо инвестиционная экономика государственного патронажа. Идеи экспертов ВЭО в чем-то совпадают с предложениями и ЦСР, и «Столыпинского клуба», но ряд из них содержат предложения, основанные на более прагматичных подходах, — сообщил «Известиям» Сергей Бодрунов.

На данный момент в России существует два основных экономических лагеря, предлагающих свои модели роста. Первая — программа «Стратегия 18-24-35» ЦСР Алексея Кудрина, который готовит свои предложения по поручению президента Владимира Путина. Инициативы предполагается направить властям в феврале-марте будущего года.

Вторая — стратегия «Экономика роста», которую разрабатывает «Столыпинский клуб» под председательством бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Эта группа экспертов, к которой относится, в частности, советник главы государства Сергей Глазьев (в начале осени он собирался покинуть клуб, но передумал, рассказали «Известиям» в организации), видит будущее России несколько иначе. Они выступают за либерализацию монетарной политики и кредитную эмиссию.

Впрочем, состав участников различных групп является мигрирующим. Членами Вольного экономического общества являются, в частности, глава ВТБ24 Михаил Задорнов и тот же Алексей Кудрин. При этом Сергей Глазьев числится экспертом общества наравне с ректором Финансового университета Михаилом Эскиндаровым и президентом Ассоциации российских банков Гарегином Тосуняном.

Важнейшей отличительной чертой идей ВЭО является то, что члены общества выступают за введение выборочных плановых показателей, хотя бы в какой-то степени.

— Нельзя заниматься реализацией комплексного (производственного или инфраструктурного) проекта без планирования всего связанного с ним комплекса мероприятий смежных отраслей, соответствующих инвестиций в инфраструктуру, регионального аспекта развития и так далее, — сказал Сергей Бодрунов, подчеркнув, что речи о плановой экономике в том виде, в каком она была в советский период, не идет.

По мнению членов ВЭО, сейчас в России комплексного планирования нет, поэтому эксперты и обсуждают возможность внедрения элементов плановой экономики в новой модели развития. В дополнение к ним предполагается жестче пресекать возможности разбазаривания средств и перетекания денег на спекулятивные рынки.

«Вольники», поясняет их президент, предлагают ориентировать все институты управления экономикой на поддержание реального сектора, в частности, за счет смягчения денежно-кредитной политики Центробанка и снижения процентных ставок по кредитам. Эта идея как раз похожа на ту, что выдвигают эксперты «Столыпинского клуба».

Сходство предложений ВЭО с идеями ЦСР в том, что и те и другие настаивают на инновационном и инвестиционном развитии. Только члены Вольного экономического общества предлагают наращивать объем госинвестиций в реальный сектор экономики, привлекая при этом и средства бизнеса, и населения. Граждане, по замыслу ВЭО, могли бы участвовать в развитии индустриального комплекса через облигации федерального займа, пояснил глава общества.

— Мы готовим эти предложения. Я думаю, что мы сделаем это в ближайшие два месяца — нашим экспертам представляется правильным, чтобы уже к весне правительство имело разные мнения, подходы для дальнейшей консолидации, — сообщил «Известиям» глава ВЭО.

Очевидно, что все три лагеря видят будущее экономики России по-разному, но в то же время в ряде инициатив сходятся. Впрочем, как заявлял пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков во время обсуждения деятельности ЦСР и «Столыпинского клуба», в Кремле отдавать предпочтения конкретному проекту программы развития не будут. Тем более что руководство страны не всегда разделяет высказываемые предложения. В частности, Дмитрий Песков дважды заявлял, что громкие заявления Сергея Глазьева — это личная точка зрения экономиста.

Эксперты в целом одобряют появление новых идей и проведение дискуссий о возможных моделях экономического роста России, отмечая, что сейчас действительно трудно понять, какие из предложений войдут в президентскую программу. В то же время экономисты с опаской относятся к инициативе ввести планирование, даже частичное.

— Одно дело — долгосрочное прогнозирование и постановка целей, которых хотелось бы достичь, и совсем другое — желание спланировать, сколько чего произвести в какой-то момент времени. Это не работает. Если перейти к плановой модели, то вместо максимизации прибыли, то есть выбора самого эффективного проекта, будет происходить максимизация некой социальной полезности, — считает директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева.

По ее мнению, как только кто-то решает, что именно нужно экономике лишь потому, что в этом заинтересовано общество, сразу наступает спад. Когда же инвесторы рискуют своими деньгами и сами определяют, во что их вкладывать, вероятность негативных последствий резко падает, резюмировала Юлия Цепляева.

Михаил Тегин izvestia.ru

Рекомендуемое вам